Затхлые задания ВШЭ

Затхлые задания ВШЭВеликая русская литература всегда отражала реальную жизнь страны, грандиозную историю, незаурядного героя, ввергнутого в её стремнину, но проявившего высоты духа. Тем и сильна, и ценна книга для подрастающего поколения. Потому и становится она кладезем подлинного патриотизма. Только привей к ней любовь!

В Большом Кремлевском дворце состоялось 37-е заседание Российского организационного комитета «Победа». Выступая на нём, президент Владимир Путин говорил правильные и возвышенные слова: «Патриотическое воспитание должно быть не только стройной государственной системой, но прежде всего органичной частью жизни самого общества. И только объединив усилия, консолидировав лучшие практики и инициативы, мы сможем вырастить поколения, которые знают свою страну, чувствуют сопричастность её судьбе, к ответственности за ее будущее и главное — верят в нее». Никто, кроме самой российской реальности, не может их оспорить. Никто, кроме чиновников-исполнителей, извратить и опровергнуть…

Как раз в эти же апрельские дни в Курском государственном университете прошла торжественная церемония открытия финала всероссийской олимпиады по литературе. В Соловьиный край прибыли участники из 69 регионов России, они посетили усадьбу А. А. Фета «Воробьевка», прошлись по Курску с посещением литературного музея, где гордятся именами Николая Асеева, Аркадия Гайдара, Валентина Овечкина. Особое место в экспозиции музея отведено выдающимся писателям-фронтовикам Константину Воробьёву и Евгению Носову. Убеждён, что победители региональных олимпиад о таких и не знают. Почему априори сужу? Потому что знаю, какие задания готовит для школьников НИИ Высшей школы экономики, которая по иронии судьбы или дьявольскому замыслу готовит и проводит эти олимпиады по… литературе. Почему, за какие заслуги и откровения? — один министр Ливанов знает. Ну, и мы догадываемся — безраздельная монополия не только на экономическую, но и идеологическую власть.

Деятели из ВШЭ выступают в СМИ по всем вопросам, читают лекции в Госдуме, рулят на совещаниях при спикере Нарышкине даже по поводу филологического образования (!), вот министерство и вручило им олимпиаду. Полная власть над умами! Рулят всё те же ответственные господа: С.В. Волков, М.Г. Павловец, Е.Н. Пенская, А.Н. Архангельский… Кто такие? — только последнюю фамилию (и позицию имярека!) знаю. Но о пристрастиях организаторов и разработчиков, увы, догадываюсь. Опять на региональном уровне русскую литературу в заданиях представляли такие писатели ХХ века: Людмила Улицкая (куда без неё?!), Исаак Бабель, Николай Моршен, Нонна Слепакова, Булат Окуджава — не с военной тематикой, а с замшелой повестью об учителе в Калужской глубинке (ну, если Шамардино с монастырём таковой считать). Какие там Воробьев и Носов! — война почему-то для старшеклассников представлена далеко не лучшим стихотворением Бориса Слуцкого «Бесплатная снежная баба»:

Я заслужил признательность Италии.
Ее народа и ее истории,
Ее литературы с языком.
Я снегу дал. Бесплатно. Целый ком…

Ох, как размашисто! В чём интернациональный подвиг? Оказывается,

…Сволочь и подлец,

Начальник эшелона, гад ползучий,
Давал за пару золотых колец
Ведро воды теплушке невезучей.

А я был в форме, я в погонах был
И сохранил, по-видимому, тот пыл,
Что образован чтением Толстого
И Чехова и вовсе не остыл…

Ну, начитанный политрук «в качестве решения простого в теплушку бабу снежную вкатил» Трудно это зримо представить, но поверим… И что ж — это всё, что можно выбрать у советского классика, у других поэтов славного фронтового поколения? А президент Путин говорит о главном: вере в страну. Да кому ж в ней верить? Может, старшему поколению — хранителям традиций? А вот они каковы в рассказе Улицкой «Гвозди», где говорится о поездке мальчика в глухую деревню. Там не знают тарелок, едят из общей посудины, напоминающей таз, с жадностью набрасываются на гостинцы из города, вообще выглядят уродами: «Одна старуха была ничего, вторая страшная и очень худая и совсем без зубов.

— Это, Серёга, тётушки мои, Настасья и Анна, — сказал отец, — твоего дедушки сёстры. Так что тебе они вроде бабушки…

«Есть у меня бабушка!» — подумал Серёжа с тоской, сразу вспомнил свою красивую завитую бабушку, мамину мать, которая работала бухгалтером в театре и часто водила его на детские спектакли. Он скривился, но ничего не сказал". «Одна бабушка сильно радовалась, а вторая заплакала…».

Ну, конечно, куда им, деревенским, до бухгалтерши из театра… Не менее дикой предстает русская деревня и в рассказе Окуджавы: герой — на всю область (это Калужская область с глубочайшими культурными традициями!) — единственный учитель с университетским образованием, его нянчат, а он ничего собой не представляет, но капризничает, куражится до того, что сам себе обрыдл. Учителя в районе задавлены авторитетом начальства: «Сочилин… бог. К районному заву попасть — событие, а тут к Сочилину взял и вошёл! После Сочилина только и есть что министр просвещения, но это уже мираж, фантазия, а Сочилин свой, областной, недосягаемый». Глупость и просто беспомощность… Смиренно собираются колхозники (ау, кто такие?) на лекцию о Пушкине, безропотно расходятся, когда оказалось, что учитель ничего не знает и лекцию сорвал… Верится в этот нафталинный глум с трудом, но сможет ли школьник-олимпиец свободно судить о бездарном тексте? Ведь и наставник, и он сам подавлены авторитетом «Вышки»: значит, вот такая наша провинция, а вы нам экскурсию по Курску с памятником гению Георгию Свиридову…

Не мог, конечно, не ознакомиться с региональными заданиями, по которым и отбирались победители. Они высосаны из пальца, построены на угадывании или тупом заучивании, на поисках правильных ответов с попутным застреванием в голове сознательных ошибок, нелепостей, искажений. Это такая превратная игра в продвинутость и включение изощрённой соображалки. Вот образцы:

В цитате из стихотворения А.С. Пушкина «Осень» пропущено слово. Заполните пропуск, выбрав «пушкинское» слово из предложенного ниже списка (впишите в таблицу нужную цифру). Руководствуйтесь в своём выборе чувством ритма, логикой описываемой ситуации, степенью стилистической уместности конкретного слова, вашим представлением о характерном авторском словоупотреблении.

И пробуждается поэзия во мне:
Душа стесняется лирическим волненьем,
Трепещет и звучит, и ищет, как во сне,
Излиться наконец ___________проявленьем —
И тут ко мне идёт незримый рой гостей,
Знакомцы давние, плоды мечты моей.

Список слов:

1) волшебным;

2) свободным;

3) печальным;

4) нежданным.

В принципе целых три слова (кроме «печальным») вполне годятся, если не знать точно!!! То есть надо знать наизусть всего Пушкина, как Анна Ахматова? Или просто угадать?

А вот заданьице: 4. Установите соответствия между описанием образа жизни героя и фамилией персонажа. Эта неуклюжая формулировка — «соответствие между образом жизни и фамилией» — уводит в сторону говорящих имен, а подразумевается — просто фамилия героя как таковая, причем пушкинский Савельич — отчество, а не фамилия, или уж надо как единственный раз в повести «Капитанская дочка» — Архип Савельев. Но вы попробуйте отгадать вернейшего слугу по такой «вышкинской» характеристике: «Крепостной человек, стремянный, знаток охотничьих собак и одновременно заботливый воспитатель, неизменный спутник главного героя во всех его приключениях». Ничего себе «приключение» — заблудиться в буран и попасть в плен к Пугачёву, а потом в крепости под пулями стоять и в застенках очутиться (уже без Савельича). Какой филологический примитив и позор!

И наконец, характернейшее задание № 2: «Представьте, что вы — редактор нового издания Пушкинской энциклопедии, адресованной школьникам и студентам. По вашему заказу один из молодых сотрудников редакции написал для энциклопедии статью о стихотворении „К Чаадаеву“. Отредактируйте эту статью…». Дальше — требуется указать ошибки, сказать о прочтениях и интерпретациях, чтобы отредактированная статья не превышала 250 слов. Но каков исходник? «Стихотворение „К Чаадаеву“ обращено к лицейскому другу и однокашнику Пушкина, Петру Яковлевичу Чаадаеву, участнику восстания декабристов 1825 года. Поэтическое обращение к другу начинается с характерных для языка элегии формул („Любви, надежды, тихой славы / Недолго мучил нас обман“), а завершается в стилистике воззвания, открытой политической декларации („Товарищ, верь.“, „…на обломках самовластья / Напишут наши имена!“). С жанровой точки зрения стихотворение можно определить как стансы: оно написано 4-х стопным ямбом, четко разделяется на катрены. Строчка „Звезда пленительного счастья“ из этого стихотворения стала названием одного из самых популярных кинофильмов 1970-х гг. — о судьбе декабристов и их жён».

На этом свалка ошибок и искажений, застревающих в сознании — исчерпана. Возникает первый же вопрос у нормального школьника: зачем дураку или неучу, пусть и молодому, не знающему, что Чаадаев не был участником восстания и не отличающего ямба от хорея, заказывать статью аж в энциклопедию?! Это же просто путь — ВШЭ: лезть во всё непрофессионально и губительно! Кстати, в век информационных технологий только последний дебил может написать такую галиматью, а литератору и редактору совсем не обязательно помнить какие-то частности, мелочи про те же катрены: загляни в инет и сверься. Понимаете, вот это ярче всего и обличает составителей затхлых и пустых заданий, высоко оплачиваемых методистов и организаторов, которые не выявляют таланты, а добивают их собственной необразованностью, казуистикой и формализмом. Кого ж готовят из школьников — патриотов и знатоков или фарисеев и начётников?скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24

Автор: Александр Бобров


Прометейя
ЩАБАШ СВОЛОЧЕЙ!!! Но ведь не только в Литературе.

ВО ВСЕЙ НАШЕЙ нонешней wassat ЖИЗНИ, увы!
Добавить комментарий
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.