Бросок на скоростную трассу

Бросок на скоростную трассуРоссия собирается вступить во Всемирную торговую организацию. Сможет ли ее промышленность справиться?

10 июля русский законодатели ратифицировали вступление своей страны во Всемирную торговую организацию (ВТО). Россия должна официально присоединиться к клубу глобальной свободной торговли в следующем месяце, и это предполагает поэтапный отказ от большей части торговых барьеров, которые защищают ее отечественную промышленности к 2018 году. Это может быть огромным шоком для русских производителей, но и потрясающей возможностью. Зарубежные рынки откроются, и русским фирмам придется конкурировать с лучшими в мире.
Экономика России сегодня зависит в опасной степени от перекачки и ископаемых. Тем не менее, страна также имеет ряд серьезных отраслях, кроме нефти, газа и полезных ископаемых. Возьмите Горьковский автомобильный завод (ГАЗ) в Нижнем Новгороде. Он был основан в 1929 году, когда Советский Союз, заинтересованный в создании национального автомобилестроения, попросил Генри Форда создать огромный автомобильный завод. Он продолжал делать грузовики, фургоны, военные транспортные средства и автомобили, включая большие лимузины Чайка для чиновников не достаточно влиятельных для ЗИЛа.

Сегодня ГАЗ принадлежит Олегу Дерипаске, олигарху, который разбогател на "алюминиевых войнах" 1990-х годов, когда новые олигархи боролись за бывшие государственные активы горнодобывающей промышленности. Попробовав, но не сумев возродить русские марки автомобилей, ГАЗ сейчас пытается использовать свои сильные позиции на рынке коммерческих автомобилей, в поисках выгодных нишевых продуктов, таких как машины скорой помощи, спасательных транспортных средств, спецгрузовиков и автобусов. Он также ведет сборку автомобилей Skoda, фургоны Mercedes и другие иностранные марки автомобилей из импортных комплектующих, наживаясь на быстро развивающемся внутреннем рынке России.

Три года назад г-н Дерипаска ввел Бо Андерссона, бывшего человека GM, чтобы перевернуть GAZ. Добросовестный швед, г-н Андерсон настаивал на абсолютной нетерпимости к коррупции. Для русского завода это было трудной задачей. Но он избавился от различных «менеджеров», которые имели бизнес на стороне, помогая себе поставками ГАЗа. Он ввел бонусы для работников, которые ведут трезвый образ жизни и воздерживаются от воровства, и уволил тех, кто этого не делает. Тысячи лишних рабочих были уволены, за ними последуют другие. Это не сделало г-на Андерсона популярным в Нижнем, поэтому телохранитель сопровождает его повсюду, даже на территории завода.

ГАЗ находится теперь в прибыли и увеличил вдвое свою продукцию по сравнению с 2009 годом, несмотря на сокращения рабочей силы в два раза до 23 000, говорит г-н Андерссон. Если в 2010 году только 16% фургонов, катящихся от линии, были пригодны для отправки без ремонтных работ, то теперь до 64%.

Когда (и если) Россия начнет жить по правилам ВТО, GAZ должен будет быть готов конкурировать с дешевыми китайскими грузовиками. Дерипаска говорит, что он уверен, что ГАЗ может разрабатывать продукты, которые дают ему преимущество, и что уроки повышении эффективности, изучаемые там могут быть применены к другим его предприятиям, от страхования до обработки металлов.

Иностранные автомобилестроители уверены в России также, и строят новые фабрики и обновляют старые. Союз Рено-ниссана недавно согласился взять контрольный пакет акций в АвтоВАЗе, печально известном его автомобилями Лады. Форд, GM, Фиат и другие иностранные гиганты также толпятся.

И только после финансового кризиса, в ходе которого цены на нефть и газ упали и потащили Россию в глубокую рецессию, правительство сделало много усилий для восстановления разрушенной производственной базы страны. Александр Идрисов из Strategy Partners, консалтинговой компании в Москве, говорит, что большинство экономических идеологов Кремля предположило, что Россия может рассчитывать на нефтедоллары, чтобы прыгнуть прямо в постиндустриальную, ведомую услугами экономику. Однако, в последнее время Владимир Путин заговорил о промышленной политике еще раз. На его переинаугурации в мае Путин пообещал создать 25 млн высококвалифицированных рабочих мест — фантастическое число, эквивалентное одной трети рабочей силы.

Хотя президенту не принесла желаемых результатов борьба с коррупцией и бюрократией, он может быть искренен в своем желании возродить промышленность России. Сколково, попытка создать технологическую группу стиля Силиконовой Долины за пределами Москвы, выиграло много заголовков (см. статью). Что еще более важно, с 2009 года около 600 государственных промышленных предприятий с около 900 000 сотрудников были переданы агентству по реструктурированию, Russian Technologies (RT). Портфель RT в целом приносит прибыль, хотя 40 % компаний находятся в "сложной финансовой ситуации", объясняет Алексей Алешин, один из ее боссов. Г-н Идрисов считает, что “70% их активов - мусор, но у них есть некоторые драгоценные камни".

Среди них Вертолеты России, по мнению экспортера имеет сильное управление. Г-н Идрисов говорит, что у РТ также есть многообещающие фирмы в таких областях, как электроника, оптические приборы и металлургия, многие из них делают совместные военные и гражданские работы. Обнадеживает то, что правительство, похоже, решило, что лучший способ возродить автомобильную промышленность дать иностранным инвесторам полную свободу действий. Помимо продажи контрольного пакета АвтоВАЗа Renault-Nissan, RT уже продала контрольный пакет акций двух шинных заводов итальянской Pirelli, которая будет пытаться превратить их в экспортеров зимних шин в Канаду и скандинавские страны.

Для тех фирм, которые все еще находятся под крылом РТ, в планы реструктуризации входят увольнение коррумпированных руководителей, и готовятся к продаже земельные излишки и имущество. В конечном счете они будут пущены в ход на фондовом рынке. "Впервые в истории этих организаций, мы планируем на десять лет вперед», - говорит г-н Алешин. Некоторые будут нуждаться в глобальных сокращениях, чтобы выжить. Тем не менее, РТ необходимо найти новые рабочие места для любых увольняемых рабочих, чтобы избежать социальных волнений. Так что приходится идти медленно.

Флагман запланированного индустриального возрождения России - MC 21, авиалайнер, который поднимется к небесам в 2015, надеясь бросить вызов Боингу и Аэробусу. Россия уже ищет экспортные заказы на свой Superjet меньшего размера (демонстратор модели которого потерпел катастрофу в Индонезии в мае, хотя, видимо, не из-за каких-либо технических неисправностей).

Россия уже давно экспортер военных самолетов, но ее коммерческие самолеты редко продаются за пределами бывшего Советского Союза. Как часть плана по изменению этого, кучу авиационных заводов и исследовательских центров объединили в новую Объединенную авиастроительную корпорацию (ОАК). Алексей Федоров, начальник Иркут, дочерняя компания делающей МС-21, говорит, что в конце концов, и Superjet, сделанный Сухим, разовьется в семью самолетов с общей технологией, но это займет время. Путин недавно говорил с Китаем о сотрудничестве над другим, более крупном самолете.

Многое должно быть сделано прежде, чем МС-21 сможет сравниться с западными конкурентами. Российские фирмы способны проектировать самолеты, но они испытывают недостаток опыта в создании коммерческих самолетов безопасными и достаточно надежными для иностранных авиакомпаний. Они также бедны при обеспечении послепродажного обслуживания и запчастей. Из всех этих проблем, считает г-н Федоров, самая трудная работа будет заключаться в создании глобальной послепродажной сети. Для Superjet Сухого делается это путем создания совместных предприятий с Alenia, итальянской аэрокосмической фирмой, но г-н Федоров говорит, что предложение Alenia то же самого для МС-21 было отклонено Иркут, как "неконкурентоспособное". Что Иркут сделает вместо этого затруднились ответить.

Трудное привыкание

Создание лайнера МС-21 предмет национальной гордости, так что ОАК может рассчитывать на поддержку государства. Но не все промышленные предприятия поддерживаются государством. Много олигархов, которые сделали деньги на энергетики и полезных ископаемых, теперь вкладывают капитал в производство. Алексей Мордашов, стальной магнат, купил Силовые машины, которая делает турбины. Михаил Прохоров, еще один металлургический магнат, инвестирует в электромобили.

Есть также несколько перспективных, независимых фирм, которые поставляют оборудование большим государственным отраслям промышленности России, и у которых могло быть большее будущее, говорят Никита Мельников из Aton, инвестиционного банка. К ним относятся такие компании, как и HMS и Ozna, которые делают насосы, компрессоры и другое оборудование для нефтяной промышленности, а также производители железнодорожных вагонов и оборудования, таких как Transmashholding и Altayvagon. Тем не менее, говорит г-н Мельников, такие фирмы, как правило, намного меньше, чем их западные конкуренты, и неспособны распространить свои затраты на исследование на большую базу продаж.

Россия не сможет превращать такие отрасли промышленности в экспортеров мирового класса без инженеров, менеджеров и других квалифицированных рабочих. Андреа Пирондини, руководитель Pirelli, говорит, что качество рабочей силы на двух российских фабриках, которые он купил, "намного лучше, чем я ожидал”. Г-н Мордашов говорит, что он купил Силовые машины, потому что она сохранила лучшие кадры. Он добавляет, что Россия в технических вузах по-прежнему делает хорошую работу по обучению людей.

Но Россия по-прежнему страдает от утечки мозгов. Исследование World Economic Forum (WEF) предполагает, что яркие молодые россияне устремляются за рубеж даже быстрее, чем в начале 2000-х годов. Многие из них бежали из-за нестабильности проживания в мафиозном государстве, страха, что жлоб с хорошими связями появится в один день, и объявит, что ваш бизнес теперь принадлежит ему.

"Каждый платит [взятки], даже те, кто настаивают, что они абсолютно чисты", - говорит инвестиционный банкир в Москве. Компании, принадлежащие государству или влиятельным олигархам обладают некоторой неприкосновенностью от вымогательства, но небольшие частные фирмы не имеют его, и именно поэтому Россия так мало их.

Маленькие, с высокими темпами роста, компании могут помочь в создании тех 25 миллионов рабочих мест, которые Путин обещал сделать, но их рост зависит от реформ, которые он еще не принял. В их отсутствие, говорит г-н Идрисов из Strategy Partners, надеждой страны становится распахивание своих дверей для иностранных инвестиций, а некоторые более дальновидные правительства провинций теперь делают это.

Российские "быки" думают, что вступление в ВТО привело к инвестиционному буму, говорит Питер Вестин, экономист Атон, но он сомневается, что страна получит большую пользу от вступления в торговую организацию, если его деловой климат не улучшится. Среди обещаний г-на Путина, сделанных на всемирной конференции в Санкт-Петербурге в прошлом месяце, было создать омбудсмена инвестора — шаг, возможно, вызванный широко обсуждаемой борьбой ВР с ее российским совместным предприятием. Но, учитывая отсутствие прогресса в других его реформах, это было встречено со скептицизмом.

Дерипаска утверждает, что коррупция и бюрократизм приносит меньше беспокойства для русского бизнеса, чем недостаток финансирования. "Вы не можете сделать капитализм без капитала", - жалуется он. Но две проблемы связаны между собой. Инвесторы стесняются вкладывать деньги в Россию, потому что они опасаются, что они будут украдены.

В исследовании WEF России повезло хуже, чем Индии, Китаю и Бразилии на доступность и наличие финансирования. Другие страны БРИК тоже не совсем модели с легким, чистым правительством, но их государства менее хищные, чем Россия. А их экономики в большей степени полагаются на талант, а не на углеводороды. Восстановление российской промышленности будет долгой борьбой. Тем не менее, было бы неразумно выкидывать из расчета русских промышленников.скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24


Источник: The Economist.

STARIK
  • STARIK
  • 16 июля 2012 14:45
РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ РАДИ ТОРГОВЛИ, И В ИНТЕРЕСАХ ТОРГОВЛИ - ЭТО СУМАШЕСТВИЕ!
Добавить комментарий
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.