Что делать по итогам кризиса. О конструктиве в экономической науке

Михаил ХазинМихаил ХазинСобственно, основанием для этой статьи послужили замечания в мой адрес, которые регулярно высказываются в интернете. Я, разумеется, отметаю всякие глупости или, наоборот, сложности (последние часто бывают мне лично интересны, но для широкой публики они обычно неактуальны), и, в результате, по большому счёту, остаются два основных вопроса.
Первый: почему я все время повторяюсь. Тут, если честно, я озадачен. Поскольку даже у абсолютных гениев (к которым я не отношусь) новые идеи появляются не каждый день, да и не каждый месяц. По этой причине большая часть моих текстов относится, скорее, к интерпретации ранее полученных результатов либо же к их приложению к каким-то новым явлениям и обстоятельствам. При этом, разумеется, базовые положения теории приходится повторять, что, впрочем, полезно, поскольку позволяет оттачивать формулировки и придумывать новые примеры и ассоциации. Так что здесь я претензий не принимаю.

Второй: почему у меня нет конструктива. То есть -- что делать. Авторы этого вопроса обычно имеют в виду одно из двух обстоятельств. Первое, часто задаваемое в демагогическом контексте, состоит в том, что я не сообщаю, как выйти из кризиса. И этим товарищам я должен отметить, что не собираюсь не соревноваться с ФРС, МВФ и пр. и др., которые 24 часа в сутки, 7 дней в неделю и 12 месяцев в году думают о том, как бы этого кризиса избежать. И хотя к их теоретическим возможностям я отношусь с известным скепсисом, как практики они вполне на высоте -- и при этом их значительно больше чем нас. Кроме того, я-то отлично знаю, что избежать этого кризиса невозможно -- а потому заниматься разбиванием лбом бетонной стенки не собираюсь.

А вот более конструктивный подход -- понимать, что нужно делать по итогам кризиса. И здесь нужно отметить, что этот вопрос принципиально и радикально выбивается за пределы чисто экономической науки. Хотя бы потому, что та модель, которая определяет развитие экономики во всём мире, как нас учит Адам Смит, сегодня заканчивается, поскольку исчерпала свой потенциал. Теоретически она ещё может какое-то время существовать, но либо за счёт смены социальной модели (переходу к социалистической системе распределения), либо в связи с сильной деградацией современной экономики в процессе распада пока единой системы разделения труда. Но в любом случае это только временная передышка -- а дальше базовую модель всё равно придется менять.

И базой здесь будут не столько экономические, сколько социально-политические процессы. Поскольку резкое падение уровня жизни населения, разрушение «среднего» класса, многие другие деструктивные процессы вызовут не просто социальные изменения, а быстрые социальные изменения. Которые экономическими инструментами управляться не могут в принципе -- слишком они медленные.

Именно понимание этого обстоятельства двигает наши исследования в сферу глобальных проектов и другие подобные темы. Хотя и создается ощущение, что к экономике они отношения не имеют.

А вот дальше начинается самое интересное. Пока нет представления механизмах, которые определяют социальные процессы, невозможно представить себе модель посткризисного общества. А без этого невозможно описать и экономические модели. Можно сколько угодно говорить о том, как сохранить современную модель -- но ясно же, что финансовый сектор уже более 50% от экономики составлять не будет (по социальным причинам в первую очередь), а без этого инвестиционный процесс по современной модели не запустишь, как ни старайся. И именно из этого понимания ситуации мы и исходим.

По этой причине предлагать сегодня «конструктивные» экономические модели и схемы достаточно бессмысленно -- с большой вероятностью они будет неосуществимы на практике. Это может быть обидно -- но против фактов не попрёшь. А значит -- экономические исследования сегодня нужно концентрировать в двух направлениях: во-первых, на уточнении кризисных механизмов, позволяющих более точно оценить масштаб кризиса, и, во-вторых, на изучении общих структурных особенностей, которые позволят понять, без чего обойтись точно будет невозможно.

То, чем сегодня занимаются экономиксисты (микроэкономика в широком смысле этого слова), особого смысла не имеет -- конструкция и механизмы рынков после кризиса сильно изменятся. Впрочем, экономиксистам это сегодня не объяснишь, так что будем ждать, когда их заставит изменить свою точку зрения реальное развитие событий. В любом случае, для тех из них, кто будет готов изменить свою базовую позицию, работа найдётся -- посткризисную микроэконмику придется создавать практически с нуля. Причём не исключено, что в разных валютных зонах она будет разная (как это было в СССР и США).

Таким образом, можно сказать, что «конструктив» в экономической науке сегодня не совсем такой, как все привыкли. Это достаточно частое явление на серьёзном переломе, как научном, так и практическом. К этому нужно привыкнуть, и я думаю, что у читателей нашего сайта такое понимание появится. В любом случае, я всячески приветствую разные конструктивные предложения в наш адрес и очень надеюсь, что все читатели подключатся к нашей работе.

Михаил Хазинскачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24


Источник: "Однако".

ВАК
  • ВАК
  • 17 ноября 2012 14:13
Автор пишет: "Пока нет представления о механизмах, которые определяют социальные процессы, невозможно представить себе модель посткризисного общества". Прошло полтора десятка лет, как сведения о таких механизмах были опубликованы, в частности и в материалах конференций ИНИОН РАН. Некоторые из этих материалов опубликованы на сайте "Центра комплексных социально-научных исследований и просвещения". Вместо "конструктива" автор предпочел a priori обидеться и отмести все, что, на его взгляд, сложно. Заодно, используя авторитет эксперта, морочит интернет-сообщество, утверждая, что знание современных методов анализа и прогнозирования "широкой публике" не требуется. Вопрос: Почему?
STARIK
  • STARIK
  • 19 ноября 2012 02:45
Отличные ответы на поставленные вопросы! Всё правильно, нужно думать о будущей общественно – экономической и политической системе, а не продлевать своими советами агонию глобальной рыночной системе. Существующую глобальную рыночную систему называть экономикой, как-то язык не поворачивается. Скорее всего, она больше напоминает казино, в котором существуют разные азартные игры. Приверженцы этой системы и называют себя игроками.
Летом, Конгресс США принял закон о полном аудите ФРС. Будим надеяться, что эта мина все-таки взорвёт эту надоевшую всем здравомыслящим экономистам – паразитическую систему.
Добавить комментарий
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.