Спрашивается, зачем вступали…

Спрашивается, зачем вступали…Евросоюз уже готовится судиться с Россией по поводу невыполнения ею обязательств, взятых при вступлении в ВТО.

Если отрешиться от общих формул либеральной демагогии, то аргументация сторонников ВТО сводилась к обещанию низких потребительских цен, стихийному росту конкурентоспособности российских предприятий. Плюс к уверениям, что в худшую сторону ничего не изменится просто потому, что Россия и так, добровольно, в одностороннем порядке выполняет все ключевые требования организации и своих торговых партнеров, двусторонние соглашения с которыми и так уже заключены.
Что касается уровня цен, то за месяцы, прошедшие после вступления в ВТО, они не проявили ни малейшего желания снижаться. Как мы и предупреждали, разницу между сократившимися пошлинами и оставшимися неизменными внутренними ценами просто положили себе в карман компании импортеры - ради чего они, собственное и лоббировали присоединение к организации. Никакого стихийного роста эффективности, естественно, тоже не наступило, потому что конкуренция, конечно, стимулирует поиск новых решений, но без инвестиций никакого роста производительности и эффективности в сколь-нибудь крупных масштабах не будет. А ослабление защищенности российских предприятий на рынке как раз препятствует росту инвестиций.

Вложение капиталов в отечественные предприятия становится делом более рискованным, а потому у российских компаний возникли проблемы с доступом к инвестициям и кредиту. Экономический рост продолжался в значительной мере за счет государственных программ стимулирования спроса, достаточно активно проводившихся в начале уходящего года. Власти делали это не столько по хозяйственным, сколько по политическим соображениям, стараясь задобрить граждан и помешать разрастанию протестов. Однако сейчас эффект этих мер постепенно сходит на нет, а решимости продолжать двигаться в том же направлении не замечено.

Скорее - наоборот. В правительстве обсуждают очередные программы приватизации, а новые пакеты либеральных мер в области социальной политики уже стали реальностью. Делать такое в преддверии наступающей «второй волны кризиса» - все равно, что демонтировать громоотвод перед грозой, но именно так поступают наши чиновно-либеральные мудрецы.

Для адаптации отечественного производства к условиям ВТО правительством был принят план из 60 пунктов, очень дорогостоящий и отражающий не столько возникшие проблемы в реальных пропорциях, сколько сравнительное политическое влияние различных лоббистских групп.

Ресурсы распределялись пропорционально этому влиянию, а не действительным потребностям отраслей, так что одни получают больше, чем нужно, другие меньше, а третьи вообще ничего. Но и этот план пока в полном объеме не выполняется.

А между тем Евросоюз уже готовится судиться с Россией по поводу невыполнения ею обязательств, взятых на себя в связи с присоединением к ВТО. Речь идет о запрете на импорт живого скота и об утилизационном сборе на ввоз иностранных автомобилей. В последнем случае с претензиями западноевропейцев солидарны Япония и Соединенные Штаты.

В истории с утилизационным сбором японцев можно понять. Тут речь идет не только о новых машинах, на цену которых утилизационный сбор влияет, но не столь сильно. Под вопросом оказывается политика защиты отечественного рынка от ввоза подержанных иномарок, которые больнее всего били по «нижнему» ценовому сегменту российского автопрома. В течение многих лет была возможность вывозить в Россию устаревшие машины, не задумываясь ни о проблеме утилизации, ни о том, чтобы обеспечить спрос на новые поколения продукции собственных автозаводов, которые замещали вывозимое старье. Автолюбителей с Дальнего Востока тоже понять можно было: стандарты качества японских машин гораздо выше, чем у отечественных, корейских и даже некоторых европейских изделий. Так что японская «старушка» еще вполне имела шанс без больших проблем несколько лет покататься по нашим дорогам. А вот куда сложнее понять отечественных чиновников, которые сперва ценой тяжелейшего противостояния навязывают Дальнему Востоку утилизационный сбор - пришлось даже спецподразделения из других частей страны перебрасывать - а затем, совершенно добровольно, не моргнув глазом, подписывают соглашения, которые ставят эту политику под вопрос. И не надо делать вид, будто заранее не знали. О том, что вопрос об утилизационном сборе будет поставлен сразу после вступления России в ВТО, японцы честно предупреждали.

Объясняясь перед журналистами, заместитель председателя правительства Аркадий Дворкович заявил, что, мол, все страны правила ВТО нарушают, так что ничего страшного не происходит. Насчет того, что нарушают все, он, конечно, прав. Только не всех наказывают.

Систематические нарушения со стороны Соединенных Штатов, Евросоюза, Китая или Японии проходят безнаказанно. Поскольку, с одной стороны, эти страны очень сильно представлены в аппарате организации, ими отработаны методы защиты от любых претензий. А с другой стороны, более слабые в экономическом и политическом плане державы предпочитают просто с ними не связываться.

Как известно, лучшая оборона это нападение, так что именно самые главные нарушители и оказываются самыми главными и самыми агрессивными в рамках ВТО сутяжниками и жалобщиками, парализуя своих реальных и потенциальных конкурентов потоком исков и претензий. Система за многие годы отработана до совершенства и, кстати, хорошо изучена. Теперь ее жертвой становится Россия. Только не надо опять повторять, будто не предупреждали. И о том, как построена система взаимных претензий в ВТО, и о том, что нашу страну ждет поток исков сразу же после присоединения к этой организации, мы писали неоднократно.

Как реагировали чиновники на эти предупреждения? А никак. Либо молчали, либо просто утверждали, что мы не правы. Опять же, поставлен эксперимент, и результат - налицо.

Самое главное и самое неприятное, однако, впереди. Упадок моногородов, предопределенный общим кризисным развитием мировой экономики и политикой правительства, делающей ставку на сужающиеся внешние рынки вместо развития внутреннего, будет продолжаться. Объективная потребность в протекционизме станет расти повсеместно, так же как и практические протекционистские меры, проводимые различными государствами. И чем больше станут западные партнеры поворачиваться к протекционизму, тем более агрессивно они будут вынуждены действовать в рамках ВТО, чтобы прикрыть собственное поведение или изобразить его в виде вынужденной ответной реакции на протекционизм других стран.

Единственное, что может противопоставить этому Россия - такие же злостные и систематические нарушения, подкрепленные демагогическими сетованиями на «вынужденные меры», на которые нас обрекают недобросовестные партнеры.

Но если все с самого начала обстояло именно так, неминуемо возникает вопрос: а стоило ли вообще вступать?



Борис Кагарлицкий - директор Института глобализации и социальных движений.скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24


Источник: "Столетие".

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.