Жареный петух ВТО

Жареный петух ВТО
Зима, как всегда, пришла внезапно

Присоединение России к ВТО, произошедшее после десятилетия мучительных переговоров, тем не менее, ввергло российский бизнес в состояние шока, — прежде всего, потому, что условия этого присоединения ясны ему далеко не в полной мере, а то, что известно, скорее пугает.

Глубокая тайна, скрывавшая переговоры на фоне истерических заявлений представителей правительства о "полной открытости", вызвали у российских производителей и официальных лиц ощущение того, что "без меня меня женили", — и, соответственно, серию дискуссий.

Обсуждение в Международном комитете Совета Федерации поправки Джексона–Вэника в свете присоединения к ВТО увенчалось пониманием необходимости разобраться, на каких же именно условиях и для чего Россия вступает в эту организацию.

В Госдуме обсуждение с представителями экспертной общественности присоединения России к ВТО началось с констатации того, что Минэкономразвития опубликовало лишь неофициальный перевод этих условий, а главный переговорщик от России Максим Медведков прямо заявил: "другого перевода, скорее всего, не будет" вовсе. Привыкайте, мол, работать с текстом, который, строго говоря, может и не соответствовать подписанным российской делегацией условиям.

Председатель Комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Игорь Руденский, поддерживая присоединение к ВТО, прямо признал: сейчас, когда документы подписаны и "поезд ушёл", мы только "вступаем в стадию предметного изучения пакета соглашений по ВТО".

Вице-президент "Деловой России" Виталий Сурвилло отметил "большую, если не глобальную неинформированность бизнеса о том, что происходит, и в чем суть этого соглашения. Лишь у 6% опрошенных существует разработанная система адаптации бизнеса к ВТО. Ещё 11% собираются это сделать, 48%, возможно, будут разрабатывать какие-то меры, когда их коснется, и 34% заявили, что ничего разрабатывать не планируют".

Сенатор, бывший заместитель Лужкова Юрий Росляк подтвердил: "несмотря на то, что мы 20 лет готовились к вступлению в ВТО…, мы... так толком ничего сделать и не успели для того, чтобы подготовиться к работе в этой системе".

Успокаивая встревоженную общественность, Медведков заявил: "После присоединения к ВТО… изменится на самом деле очень мало. Главные риски могут возникнуть от снижения импортных пошлин". В той степени, в которой это заявление сделано искренне, оно свидетельствует о полном непонимании российским правительством последствий его собственной деятельности. Ведь главное в ВТО — отнюдь не пошлины, а изменение правил ведения торговых споров, которое может поставить российских производителей под чудовищный пресс внешнего давления и заставить их платить конкурентам даже за то, что они, например, приобретают энергию по более низким ценам, — даже если они продают свою продукцию внутри страны!

Отрицая многочисленные исследования и заявления российских производителей, делая вид, что ничего не слышал о них за последние 11 лет своей плодотворной работы, Медведков заявил: "на тех условиях, на которых мы присоединяемся, рисков для отраслей не ожидается". При этом он пообещал, что Россия сможет "заставлять страны-члены ВТО, в том числе и Евросоюза, снижать объёмы поддержки" своих производителей. Абсурдность этого заявления, опровергаемого, с учетом реального статуса современной России, всей международной практикой, вызывает в памяти геббельсовское "чем чудовищнее ложь, тем быстрее в нее поверят".

Удар по экономике будет жестоким

Заместитель Министра сельского хозяйства России Олег Алдошин указал, что 4,4 млрд. долл., до которых будет сокращена поддержка сельского хозяйства в ближайшие годы, примерно соответствуют уровню катастрофического 2008 года, когда страна, не готовая к обострению глобального экономического кризиса, балансировала на грани краха.

Показательно, что лоббисты ВТО крайне вольно обращаются с фактами. Строго говоря, это понятно: другого способа доказать, что черное — это белое, просто не существует в природе. Вице-президент организации малого и среднего бизнеса "ОПОРА" Владислав Корочкин заявил: "В настоящее время мы наблюдаем настоящий инвестиционный бум в сельское хозяйство". Если забыть о запаздывании, с которым поступают статистические данные, это заявление вполне соответствует реальности. Беда лишь в том, что бизнес — даже государственный — уже отреагировал на решение о присоединении России к ВТО на кабальных условиях. В частности, после этого решения государственные Сбербанк и Россельхозбанк прекратили кредитование российского животноводства. Вот такой "инвестиционный бум", — но в пропаганде ВТО годятся все средства.

Генеральный директор Общероссийского объединения работодателей нефтяной и газовой промышленности Олег Жилин указал на чрезмерное для России обострение конкуренции, связанное с присоединением к ВТО. По его мнению, даже создание Единого экономического пространства привело к жесткой конкуренции, которую Россия проигрывает: "Так, Казахстан принял программу форсированного инновационного индустриального развития. Программа предусматривает очень конкретные меры, которые ориентированы на доступное финансирование, доступные кадры, доступную инфраструктуру, на конкурентную налоговую систему. НДС в Казахстане 12%, подоходный налог — 10%, социальный налог — 11%, налог на прибыль — 15%. И сегодня губернаторы приграничных с Казахстаном территорий серьёзно озабочены тем, что идёт миграция действующих производств в Казахстан".

После присоединения России к ВТО "энергетика и ЖКХ с уровнем износа основных фондов до 80% не смогут обеспечить конкурентных условий функционирования и создания новых предприятий".

Евгений Корчевой, директор Российской ассоциации производителей сельхозтехники "Росагромаш", отметил: современное сельхозмашиностроение России — это 80 крупных, средних и мелких компаний, которые производят продукции на 60 млрд.руб.. 30% идет на экспорт. С 2001 года производительность труда выросла в 12 раз, за 5 последних лет испытано 700 совершенно новых видов машин, которые в сравнительных испытаниях часто превосходят лучшие западные образцы.

После краха 90-х годов с учетом мировых тенденций (даже в Африке сельхозпроизводство растёт) сельское хозяйство России должно было увеличить выпуск продукции вдвое. Отечественный зерновой потенциал позволяет увеличить производство зерна втрое, до 300 млн. т, — просто за счет использования заброшенной пашни и современной техники. И это зерно будет востребовано, так как более 1 миллиарда населения Земли голодают.

Эти возможности не реализуются из-за политики государства. Присоединение к ВТО на 30% снижается средневзвешенный тариф, а господдержка экспорта и вовсе запрещается. А ведь основная часть прироста производства зерна должна пойти именно на экспорт! Снижение импортных пошлин и рост импорта приведет к спаду сельхозпроизводства на 260 млрд. руб. Соответственно, сократятся рабочие места и поступления в бюджет. Только за первый год за счет снижения пошлин бюджет потеряет 430 млрд. руб. — интересно, как и чем правительство собирается компенсировать эти потери? Даже небольшое снижение пошлин иногда смертельно опасно для отрасли. Например, по молочным продуктам она снижена лишь на 5-10 процентных пунктов, — но рентабельность отрасли как раз и составляет 5%!

Евгений Корчевой обратился с просьбой к правительству представить расчеты по последствиям присоединения к ВТО для отраслей, регионов и бюджета. Он сослался на США, которые на официальных сайтах детально расписывают огромную выгоду, которую получат их компании от присоединения России к ВТО. Стоит ли говорить, что эту просьбу не услышал никто, кроме стенографистки?

Заместитель Министра сельского хозяйства СССР, академик Виктор Шевелуха отметил, что "условия вхождения в ВТО… не соответствуют ситуации, которая сложилась реально, и тому разрушению…, которое произошло в результате реформирования."

Он назвал недопустимым сокращение господдержки села и подчеркнул, что присоединение к ВТО на кабальных условиях не позволят выполнить требования президента по обеспечению продовольственной безопасности России.

Вероятно, это последний человек в нашей стране, который еще помнит о подобных заявлениях официальных лиц.

Главное — экспорт сырья?

Зампред Комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Валерий Язев обратился к собравшимся со следующим заявлением: "в советские времена страна не занималась ничем, кроме как строительством Вооружённых Сил и обороной страны. Ходила с голой задницей, есть нечего было, ни жилья никто не строил".

Потрясенные участники слушаний до сих пор вспоминают, как Язев договорился до того, что сказал, что продовольствие — это не самое главное, а главное — это нефть и газ! "Я думаю, он всё же хотел, как президент Российского газового общества и атомщик, сказать, что и энергетику не надо забывать. Россия, кроме того, что может мир прокормить действительно, она может его ещё и обогреть. Об этом не надо забывать".

Достойно завершил обсуждение Медведков, с плохо скрываемой гордостью признавшийся, что условия членства России в ВТО "не являются действительно чрезмерно протекционистскими".

Формулировки принятой резолюции пугали своей откровенностью: "Одной из ощутимых угроз является снижение защитных барьеров, ограничивающих доступ иностранной продукции на внутрироссийский товарный рынок, что может вызвать снижение спроса на продукцию отечественной промышленности и, как следствие, сокращение производства. Однако этот процесс будет относительно непродолжительным".

В переводе на русский язык: в результате присоединения России к ВТО многие российские предприятия погибнут, — но бояться нечего: эвтаназия будет до безболезненности быстрой.

Неужели депутаты всерьез предполагают, что великая до начала их "реформ" страна умрёт во сне?

Уровень официальных дискуссий убедительно свидетельствует: решение о присоединении России к ВТО на кабальных условиях принято и обжалованию не подлежит. Ратификация парламентом — всего лишь часть ритуала, одна из бессмысленных церемоний "сувенирной демократии".

Протест расширится на "промзону"

Реакцию бизнеса на слишком наглядную демонстрацию того, что "решение по стране принято", мы уже видим: полгода бегство частного капитала из России остается исключительно высоким: 35 млрд. долл. в IV квартале прошлого года и 35,1 млрд. — в I квартале нынешнего (причем 15% ушло на покупку недвижимости за рубежом: бегут не просто деньги — бегут и люди). Больший отток капитала был только в катастрофическом IV квартале 2008 года.

Однако наивно думать, что реагировать на безумства либеральных компрадоров будут только бизнесмены.

В декабре-феврале против бесчестной власти негодовали только мегаполисы, в основном Москва. Присоединение к ВТО на кабальных условиях, разрушая российские производства, будет способствовать переносу протеста в промышленные регионы России, без контроля за которыми управление нашей страной невозможно в принципе.

Таким образом, присоединение к ВТО станет важным фактором срыва России в пучину системного кризиса.

Понимание этого нервирует власть. Ее атмосфера порождает даже в солидных людях животный страх перед честным обсуждением проблем ВТО. Так, вице-президент одной из крупнейших бизнес-ассоциаций России, проведшей обсуждение этой темы, послушав первых докладчиков, слезно просил присутствовавших журналистов не указывать, что это обсуждение происходило в стенах именно его организации!

А уровень дискуссии упал до того, что печально известный вице-президент ТПП Георгий Петров на слушаниях в Совете Федерации официально заявил, что, раз описывающее последствия присоединения к ВТО исследование выполнено за деньги, оно наверняка является лоббизмом и потому не должно вызывать доверия.

Михаил Делягинскачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24


Источник: Сайт М. Делягина.

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.