ВТО и национальный контроль над природными ресурсами

ВТО и национальный контроль над природными ресурсамиНесмотря на общую, системную и частную актуальность значительного количества вопросов, возникающих при рассмотрении присоединении России к ВТО, существует, тем не менее, и один вопрос, который мне именно применительно к России представляется главным. Это вопрос о безусловном полном национальном контроле за собственными природными ресурсами или же, напротив, об отсутствии такового контроля.

При этом ошибочно представлять себе в качестве альтернативы национальному контролю некий идеал свободного всеобщего демонополизированного доступа к нашим природным ресурсам в интересах всеобщего (общечеловеческого) блага. Реальная альтернатива одна - как в фактически колонизированных странах: контроль за нашими природными ресурсами транснациональных корпораций, тесно интегрированных с интересами США и других стран НАТО.

Шесть основных направлений и содержательных аспектов этого контроля:
- регулирование объемов добычи;
- регулирование направления потоков добытых ресурсов;
- регулирование соотношения объема ресурсов, направляемых на внешний рынок, и объема ресурсов, оставляемых для рынка внутреннего (влияние на ценообразование через экспортные таможенные пошлины или квоты);
- контроль за содержанием наших недр (первичная геологическая информация);
- связывание доступа к нашим ресурсам гарантированным заказом российскому машиностроению и другим высокотехнологичным секторам экономики или же отсутствие такового связывания;
- связывание доступа к нашим ресурсам обязательствами по предоставлению в обмен свободного доступа российских предприятий на коммерческой основе к самым современным высоким технологиям, которыми владеют партнеры.

По всем шести ключевым направлениям в этой сфере, важнейшей для самой возможности в дальнейшем диверсификации экономики и развития высокотехнологичных ее отраслей, Россия, практически, не добилась ничего. При этом, специально обращаю внимание специалистов и представителей различных отраслей экономики – от сельского хозяйства до материало- и энергоемкой промышленности: отказ от экспортных пошлин на энергоресурсы и приведение внутренних цен на топливо к «мировым» осуществляется опережающими темпами и, как будто, даже добровольно. А этот фактор - внутренняя цена на энергоресурсы (ее приведение в соответствие с «мировыми ценами») - окажет на наше сельское хозяйство влияние никак не меньшее, нежели даже и полный отказ от таможенной защиты соответствующих отраслей.

Для машиностроения же (а, значит, и для предприятий двойного назначения, и для оборонной промышленности) главное следующее: даже в отдаленной перспективе у нас нет ни малейших оснований ожидать какого-либо иного реального источника масштабных инвестиций в перевооружение нашего машиностроительного комплекса, кроме связывания самой возможности доступа к нашим недрам гарантированным заказом на оборудование и услуги российским предприятиям.

ВТО подобного не допускает, и, в угоду требованиям Запада, в нашем законодательстве уже предусмотрены оговорки о прекращении требований подобных преференций национальному производителю после присоединения страны к ВТО (например, в законе «О соглашениях о разделе продукции»).
Отказываясь от своего суверенного права на такое связывание, соглашаясь на условия, диктуемые нам извне, российская власть преступно отказывается от самой возможности реальной реиндустриализации и возрождения страны как действительно мощной промышленной и научно-технологической державы.

В целом: присоединяясь к ВТО, мы узакониваем на обозримую перспективу систему абсолютно не равноправных, дискриминирующих Россию (с ее нынешней спецификой) торгово-экономических отношений. То, чем владеем мы, становится, практически, всеобщим достоянием – транснациональные корпорации будут не у нас покупать наши ресурсы на наших условиях, но будут наравне с нами сами брать их у нас практически по себестоимости. В то же время, то, чем владеют они – необходимые нам технологии, - мы не сможем получать у них не только по себестоимости, но и более того, не сможем покупать даже и по самым что ни есть рыночным ценам.
То есть, они за собой право ограничивать поток технологий к нам сохраняют, в то время как мы право регулировать поток своих ресурсов к ним теряем.

После потери национального контроля за ключевой козырной картой России в глобальной экономической игре – за собственными природными ресурсами, последней и уже единственной такой картой в игре геополитической останется ядерное оружие. Но, в условиях предсказуемой в рамках ВТО дальнейшей деградации научно-технологического и промышленного потенциала страны, утеря и этой последней козырной карты, а, значит, и уже окончательная утеря суверенитета страны, будет делом лишь времени…

Юрий Болдыревскачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24



Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.