Михаил Хазин о рубле, вредительской экономике и политических конкурентах Путина

Михаил Хазин о рубле, вредительской экономике и политических конкурентах ПутинаНачнём мы с реальности. Есть несколько факторов, которые последние несколько месяцев должны были бы опустить рубль.

Первый действует уже достаточно давно – это ускорившийся отток капитала. Сам по себе отток может и не вызывать падения (в случае притока экспортной выручки), однако его ускорение должно было давить на рубль в сторону понижения.

Второй фактор – высокая инфляция в России. Официальная цифра дефлятора ВВП по итогам 2011 года – 15.8%, что выше, чем во всех крупных экономиках мира (в Евросоюзе и США инфляция, скорее всего, находится в интервале 8-10%, что, конечно, выше официальных цифр, но ниже, чем у нас). Это фактор действует уже много лет (инфляция у нас сокращается только в правительственных реляциях), однако его влияние тоже не следует переоценивать.

Третий основной фактор – это как раз падение нефтяных цен, которое началось несколько месяцев тому назад, правда, совсем недавно ускорилось. Это событие можно было предсказать – в последнее время спекулятивные активы (к которым относятся нефтяные фьючерсы) растут только при условии серьезного притока эмиссионной ликвидности. При этом, по оценке экспертов, период, в течение которого действует эффект роста, составляет около 3 месяцев. Последняя крупная эмиссия была 29 февраля (когда напечатал сотни миллиардов долларов Европейский центробанк), судя по всему, ее потенциал окончательно исчерпан.

Теоретически нефть должна была бы поддержать так называемая «военная премия», но напряжённость на Ближнем Востоке достаточно велика уже так давно, что тут не очень понятно, работает этот фактор или уже нет. Кроме того, её могут поддержать ожидания близкой эмиссии, однако пока намёки на это как со стороны ФРС, так и со стороны ЕЦБ не столь очевидны, чтобы серьёзно двигать спекулятивные активы вверх.

Есть только один вопрос, который возникает при анализе всех этих факторов. А именно: почему, если они действовали много месяцев, рубль стал падать только буквально в последние дни. Мне кажется, что причина в том, что вообще говоря, наш Центробанк может держать курс рубля таким, каким он ему кажется наиболее «правильным», ресурсов и резервов у него хватит. А это значит, что в последние дни он решил по каким-то причинам изменить политику.

А какая у него была политика раньше? Поскольку руководство нашего ЦБ относится к оголтелым монетаристам, последователям Гайдара, то главным успехом экономической политики они считают не экономический рост, не благосостояние граждан, не даже устойчивость банковской системы. А – снижение инфляции. Для чего им это нужно, понять невозможно, поскольку уже практически всем понятно, что гайдаровская мантра о том, что при низкой инфляции к нам косяком пойдут «иностранные инвестиции», является тяжёлым бредом. Однако ж это так, ничего тут пока не сделаешь.

Так вот, поскольку на базовые причины инфляции, рост цен естественных монополий, высокой стоимости кредита и так далее, ЦБ влиять не может или не хочет, то он использует для снижения инфляции курсовую политику рубля. А именно: поскольку наша экономика, во многом, зависит от импорта, то повышение курса рубля приводит к тому, что товар, валютная стоимость которого не меняется, в рублях становится дешевле. Что же заставило ЦБ в последние дни отказаться от такой долгосрочной политики?

Мне кажется, что главной причиной стали проблемы российского бюджета. О них говорил ещё предыдущий министр финансов, но в последнее время они, судя по всему, обострились. Про падение экспортных доходов от продажи энергоносителей и говорить не приходится, но, судя по всему, упала и собираемость налогов. А это значит, что под угрозой находится выполнение предвыборных обязательств нового президента.

Теоретически и это не очень страшно, если нефть упала ненадолго (ну, скажем, на несколько месяцев, до очередной эмиссии), поскольку есть резервные фонды. Однако тут есть одна тонкость. Дело в том, что распечатывать резервные фонды можно только с разрешения (ну, по крайне мере, уведомления) президента. А если ему до того говорили, что «всё под контролем» и никаких проблем нет, потому что их «не может быть в принципе», то возникает вопрос – кто пойдёт докладывать? Дураков нет, а значит, этот ресурс пока использовать нельзя.

Нет, потом, в случае, если нефть будет падать долго, его использовать будет можно. Но сегодня пока рано. А это значит, что нужно искать что-то другое. Что – подсказал сам Центробанк, своей политикой повышения рубля. Если рубль можно повышать для снижения инфляции, то значит, его можно и понижать – для увеличения количества рублей, которые попадают в доходную часть бюджета от каждого доллара экспортной выручки.

И я склонен считать, что руководству Центробанка было сделано предложение, от которого оно не смогло отказаться. Поскольку самостоятельного политического веса оно не имеет, то вынуждено было пойти на уступки правительству и Минфину – иначе это могло плохо кончиться для конкретных персоналий. Однако последствия не замедлят сказаться.

Во-первых, народ засуетился и начал менять рубли (которые он копил под воздействием массовой пропаганды и по причине их роста) на валюту. И хорошо, если просто переводить рублёвые депозиты в долларовые – а то ведь кто-то снимал рубли со счёта и конвертировал их в наличную валюту, которую просто уносил.

Во-вторых, все это не повысило устойчивость банковской системы, которая и так была не в лучшем состоянии. Да, в чём-то ЦБ может ей помочь – но снижение ликвидности не может пройти бесследно.

В-третьих, если от роста рубля инфляция падала, то от падения, естественно, она будет расти. А если учесть, что летом ещё будут повышать тарифы естественных монополий – осенний эффект роста цен может оказаться для граждан, прямо скажем, холодным душем.

Есть и другие эффекты, но уже сказано достаточно для того, чтобы понять, что решение одной проблемы (устойчивости бюджета) породило массу других. На самом деле такая ситуация является естественным следствием продолжающегося кризиса и, по большому счёту, вредительской экономической политики, ставящей нас во всё большую зависимость от экспорта нефти, но факт уже налицо. Лёгкого выхода из сложившейся ситуации уже нет. Впрочем, её можно хотя бы не усугублять.

Отметим, что кроме экономического эффекта, есть ещё и политический. Дело в том, что, как я уже не раз писал, в российской элите начались внутренние разборки, и та её часть, которая настроена против Путина, не прочь использовать народные волнения для достижении своих целей. Нет ничего проще, чем несколько углубить кризис (под видом объективных проблем усилить экономические сложности граждан) с целью повысить градус социальной напряжённости, направив его на нового президента. И не исключено, что этот фактор тоже имел место.

В частности, выступление Игнатьева, в котором он говорил, что причиной падения рубля стали проблемы в Евросоюзе (чему никто, естественно, не поверил), является косвенным аргументом в пользу такого политического фактора. Почему бы ему не сказать правду или хотя бы часть правды? Он же не несёт ответственности за бюджет! Но если речь идёт о некоторых политических договоренностях, то нужно придумать не просто версию событий, а такую версию, которую можно «продать» Путину так, чтобы он поверил и никаких оргмер не принимал. Не исключено, что байка Игнатьева как раз для этого и выдумана.

В заключение можно отметить, что если эмиссия в США или зоне евро всё-таки состоится, то нефть может пойти вверх и все проблемы (на время) рассосутся. Но даже и в этом случае негатив и тревога останется. А это значит, что для Путина прозвенел ещё один звоночек: осенью в любом случае придется решать очень серьёзные проблемы. И с экономикой, и с политическими конкурентами.скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24


Источник: worldcrisis.ru.

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.