Если «вашингтонский обком» приказал, то что же тогда может сделать «райком Грузии»: только взять под козырек

Если «вашингтонский обком» приказал, то что же тогда может сделать «райком Грузии»: только взять под козырекОтрывки из интервью министра иностранных дел Грузии Григола ВАШАДЗЕ изданию «Зеркало недели. Украина» во время его визита в Украину. Об отношении к России. О том, какими видятся в Тбилиси украинско-российские отношения
Вот так вот о нас говорят власти Грузии
— Из-за преследования нынешней украинской властью своих политических оппонентов в последние месяцы от визитов в Киев отказался ряд видных политиков стран—членов Евросоюза. А вы долго колебались, принимая решение о поездке в нашу страну? Грузинские политики часто говорят о том, что позиция их страны такая же, как у Европейского Союза. Так какие соображения взяли вверх?

...

— Да. У Грузии, во-первых, есть свои национальные интересы. Во-вторых, у нас стратегический союз с Украиной. В-третьих, общая история. В-четвертых, у Грузии и Украины есть общая опасность.

— И какая же?

— Опасность нашему суверенитету, нашей независимости. Когда в России объявляются планы создания Евразийского союза (а люди, которые об этом говорят, как правило, привыкли выполнять свои обещания), то все прекрасно понимают, что речь идет о трансформированном Советском Союзе. Точнее, о политическом и военном аспектах этой распавшейся империи. Поэтому для Грузии сильная, стабильная, процветающая Украина — жизненная необходимость.

...
— В своих публичных заявлениях вы не исключаете возможности новой военной агрессии России против Грузии. Что может стать ее причиной и поводом?

— Непосредственно перед российским вторжением в Грузию Москва проводила военные учения «Кавказ—2008». В этом году Россия в непосредственной близости от наших границ собирается провести значительно более масштабные учения «Кавказ—2012». Это мероприятие, конечно же, «совершенно случайно» совпадает с нашими выборами…

Грузия для России абсолютно необходима. Во-первых, ООО «Кремль Inc.» надо перекрыть путь, по которому идут альтернативные поставки энергоносителей в Европу. Во-вторых, если Россия добьется военно-политического диктата над Грузией, то остальными государствами Южного Кавказа уже не нужно заниматься: ты закупориваешь горлышко бутылки, содержанием которой является наш суверенитет. И большинство стран региона превращаются в государства, лишенные выхода к морю.

В-третьих, я уверен, что Кремлю надоело постоянно слышать ссылки на грузинские реформы. Это раздражает. Приходится всем доказывать, что в России демократия может быть суверенной, с национальной спецификой, евразийской, какая хочешь, но только не настоящая. Конечно, демократия в Грузии не идеальна. Но, ей-Богу, работаем с утра до вечера, чтобы она таковой стала.

В-четвертых, у российского руководства вызывает раздражение независимый внешнеполитический курс стран, которые Россия считает своим «внутренним садиком». Ну не имеет права Грузия или Украина пытаться стать полноправным членом ЕС или НАТО! Альянс это вообще как красная тряпка для быка. Я убежден: если будет возможность, Россия осуществит новую агрессию не только против Грузии, но и против двух других государств Южного Кавказа.

Причина этой политики заключается в том, что Кремль пытается восстановить Советский Союз. Это продекларированная политическая цель, задача, поставленная разным российским ведомствам. А поводом для военной агрессии может послужить любое военно-политическое осложнение в регионе — Нагорный Карабах, Иран…

— А личностный фактор? Неприятие Владимиром Путиным Михаила Саакашвили играет свою роль?

— Личностного фактора нет. Президент России — абсолютный прагматик. Говорить о личностном факторе — значит, подвергать сомнению интеллектуальные способности наших оппонентов в Москве. Потому что политик, действующий под диктовку своих эмоций, имеет серьезные проблемы с психикой.

Российская политика это наигранная демонстрация мышц, распальцовка, возможно, театральщина, но ее причины глубинны. И противостояние Грузии и России совершенно логическое событие, а не спонтанное явление. Все помнят войну 2008 года, но забывают, что, начиная с 1991-го, таких войн было пять. И гораздо более кровопролитных. Только в одной Абхазии погибло 15 тысяч человек…

Несмотря на все попытки в 2008 году свергнуть демократически избранное правительство Грузии, России это не удалось. Собственно говоря, она поставила в патовую ситуацию и себя, и нас: Москва ничего не приобрела в политическом и военном смысле. При этом оттуда уплыло 84 млрд. долл., и Россия осталась с двумя чемоданами без ручки — с «независимыми государствами» Абхазией и Южной Осетией и сомнительным удовольствием тратить на них миллиарды долларов.

— На каких условиях Грузия готова восстановить дипломатические отношения с Россией?

— На основе общепризнанных норм и принципах международного права: деоккупация, признание территориальной целостности, независимости и суверенитета, а также права нашего народа самому определять свой внешнеполитический курс. В этом случае у России не будет более доброго соседа, чем Грузия.

В прошлом наша страна в лице своего президента взяла юридические обязательства никогда не применять силу или угрозу применения силы для восстановления территориальной целостности. Позже дала свое согласие на вступление России в ВТО. Не будь нашей воли, никто не заставил бы нас подписать с россиянами протокол…

— Ваши оппоненты уверены, что это решение Тбилиси принял под давлением Вашингтона…

Конечно, если «вашингтонский обком» приказал, то что же тогда может сделать «райком Грузии»: только взять под козырек… Но мы на переговорах привели Россию к той точке, когда возможен компромисс, но при этом не пересечена наша красная линия. Наконец, в январе 2012 года мы сняли все визовые ограничения для граждан России. Каждый раз мы надеялись, что наши действия откроют окно возможностей для нормального, цивилизованного разговора с Россией. Не удалось.

— Ради восстановления дипотношений с Москвой Тбилиси готов отказаться от курса на вступление в НАТО?

— Нет, потому что это выбор нашего народа. И мы будем неустанно работать на то, чтобы Грузия стала полноправным членом НАТО в исторически короткие сроки. Ведь альянс — военно-политическая организация. И членство в НАТО нам необходимо в том числе и для закрепления курса на построение в Грузии демократического государства с рыночной экономикой. Равно как и для того, чтобы у России был прикрыт южный фланг.

Что за паранойя движет Москвой? Объясните мне, какая угроза исходит России от государств Балтии, товарооборот с которыми у Москвы значительно больше нашего? На эти вопросы нет вразумительного ответа. И хотя у России гораздо более продвинутые отношения с НАТО, чем, например, у нас, ни одно должностное лицо из Москвы не сможет логически объяснить мне, почему эта организация вызывает у них такое раздражение.

...
— Но почему в Тбилиси уверены, что альянс примет в свои ряды Грузию, даже несмотря на то, что часть ее территории оккупирована?

— Потому что государства—члены НАТО прекрасно понимают: оккупированные территории — это попытка России получить право вето на вступление в альянс не только Грузии, а и любого другого государства. Но если третье государство получает право определять, кому вступать в организацию, а кому нет, то это гибель для Североатлантического альянса. Кроме того, в 1955 году был создан правовой прецедент: когда Германия вступала в НАТО, одна треть территории страны была оккупирована…

...

— Вы полагаете, что та же Германия готова пойти на осложнение своих отношений с Россией ради вступления Грузии в НАТО? Почему? Даже во время войны в августе 2008-го страны—члены альянса занимали более чем осторожную позицию.

— С другой стороны, если бы не поддержка наших друзей не только среди стран—членов ЕС и НАТО, но в том числе и Украины, то оккупационный режим, существующий в Сухуми или Цхинвале, был бы установлен и в Тбилиси. И вы бы сейчас разговаривали не с министром иностранных дел Грузии, а с «генерал-губернатором Ивановым».

Что же касается Германии, то не надо распространять поведенческие стереотипы России на другие демократические государства, ведь для них все-таки принципы и ценности очень важны. И когда Германия говорит, что Грузия вступит в НАТО как только будет соответствовать всем требованиям, то в этом заявлении может быть много компонентов, но правды там гораздо больше.

— В отношении Абхазии и Южной Осетии Тбилиси избрал стратегию «реинтеграция через демократию». Какие еще средства использует грузинское руководство, пытаясь восстановить суверенитет Грузии над этими территориями?

— Никакого военного решения эта проблема не имеет. А чтобы сблизить разделенные войной общества, мы работаем по нескольким направлениям, в том числе и через здравоохранение, образование и т.д. Мы предоставляем жителям этих регионов все социальные и прочие права, которыми пользуются грузинские граждане. Для того чтобы у жителей оккупированных территорий была возможность ездить по всему миру, мы предложили т.н. нейтральный паспорт. Его, кстати, уже признали Соединенные Штаты. Близки к этому и многие страны Евросоюза.

— Тем не менее уровень доверия к Грузии в Абхазии и Южной Осетии крайне низок и, судя по опросам общественного мнения, население этих регионов выступает за их независимость…

— Мнения абхазов никто не спрашивал.

— Но проводились же референдумы…

— О каком референдуме может идти речь, когда из шестисот тысяч человек пятьсот тысяч изгнаны из собственного дома? Не знаю, кто и когда замерял настроение общества на оккупированных территориях, но поверьте мне, что настроения даже тех, в воспаленном мозгу которых все еще пульсирует слово «независимость», быстро изменится после близкого общения с российскими оккупационными войсками. Лучшее свидетельство тому — недавние события в Цхинвальском регионе, где Москве не удалось поставить спектакль по собственному сценарию.

Население оккупированных территорий пристально следит за прогрессом Грузии. Еще немного времени, и жители оккупированных территорий поймут, что жить в свободном государстве гораздо лучше, чем на российской военной базе. В свою очередь мы всячески будем способствовать восстановлению разорванных связей населения оккупированных территорий с остальной Грузией. А международное сообщество должно все время повторять, что оно никогда не признает независимость этих регионов.

На реинтеграцию Германии понадобилось 45 лет, а на восстановление независимости Грузии — 75 лет. Для истории это небольшой промежуток времени. Просто надо работать на то, чтобы международно-правовое положение оккупированных территорий не изменилось. И надо делать домашнее задание, чтобы к тому времени, когда последний российский солдат покинет грузинскую землю, стать успешным демократическим государством, в котором захотят жить все наши соотечественники.

— В последние недели в Нагорном Карабахе обострилась ситуация: практически ежедневно происходят перестрелки, гибнут армянские и азербайджанские военнослужащие. Что будет делать Тбилиси в случае возобновления военных действий в Нагорном Карабахе? Как можно предотвратить новый конфликт?

— Упаси Боже от новой армяно-азербайджанской войны — она похоронит суверенитет и независимость всех трех южнокавказских государств. Искренне надеюсь, что усилия Минской группы ОБСЕ приведут к скорой разрядке. Но третья сила активно работает над тем, чтобы Минская группа не достигла никакого прогресса, а напряженность на линии прекращения огня сохранялась как можно дольше.

— Третья сила — это Россия?

— Как говорится, угадайте сами.
...скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24


Источник: РУСИНФОРМ.

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.