"Саид Афанди был обречен"

"Саид Афанди был обречен"Накануне днем в Дагестане погиб духовный лидер шейх Саид Афанди аль-Чиркави. Он был убит во время проповеди смертницей, которая проникла во двор его дома. В результате взрыва было убито 7 человек, среди которых 12-ти летний ребенок. Сам проповедник скончался на месте от полученных ран. на его похороны, по разным оценкам, пришло около ста тысяч человек.

Согласно данным МВД Дагестана смертницей оказалась жена террориста, убитого во время одной из спецопераций в этом году. По мнению следователей СКР – основная причина убийства связана с его религиозной деятельностью. Несмотря на это, эксперты уверены, что причина кроется гораздо глубже, нужно готовиться к полноценной гражданской войне в этом регионе.

По мнению экспертов, одной из важнейших заслуг шейха Саида Афанди стал переговорный процесс между салафитами и тарикатистами, который налаживался в последнее время в Дагестане.

"Весной этого года Саид Афанди одобрил соглашение между тарикатистами и салафитами. Умаровским бандитам эта бумага как нож в сердце. Мир в Дагестане не нужен Умарову, прекращение гонений на мусульман тоже, ему нужны преследования верующих, чтобы озлобленные они шли в террор. С Умаровым солидарны те, кто уже вопит о ваххабизме. Именно эти вопли и унижения верующих привели к террору. Саид Афанди пытался остановить это. Очень важно, чтобы не началась огульная охота на ведьм, новая антиваххабитская истерия. А салафитам надо решительно отмежеваться от террора", – написал по этому поводу у себя в блоге главный редактор сайта "Кавказская политика" Максим Шевченко.

Отметим, что за последние годы был совершен целый ряд убийств авторитетных сторонников традиционного ислама. Можно вспомнить убитого в июне 2011 года ректора Института теологии и международных отношений Максуда Садикова и его племянника Залимхану Мусаеваю, также еще один влиятельный исламский деятель Дагестана – шейх Сиражутдин Хурикский – был убит в октябре прошлого года.

Помимо дагестанских мусульманских лидеров, можно отметить убийство заместителя муфтия Ставропольского края Курмана Исмаилова, у которого заминировали автомобиль. Чуть больше месяца назад погиб начальник учебного отдела Духовного управления мусульман Татарстана Валиулла Якупов. Чудом во время покушения остался жив муфтий Татарстана Илдус Файзов.

К слову, вчерашний день в Дагестане не ограничился одним терактом. Например, в одной из погранзастав Дербентского района Дагестана сержант, "увлекающийся ваххабизмом", расстрелял своих сослуживцев, убив семерых человек и ранив еще шестерых.

Валить все в одну кучу в данном случае было бы крайне неосмотрительно и некорректно. Однако череда событий наглядно иллюстрирует нестабильность в регионе, в котором проходит по несколько терактов в день, а от руки "радикальных исламистов" гибнут десятки людей. В то же время, не стоит искать везде след радикалов, потому что причина дестабилизации ситуации в регионе кроется совсем в другом.

Убийство духовного лидера Дагестана – событие всероссийского масштаба, способное всколыхнуть самый значимый и проблемный регион России. Однако, религиозный след – это "ложный флаг", который скрывает борьбу между полюсами российской власти, обострившуюся до предела. Об этом рассказал философ, политолог, руководитель Исламского комитета России Гейдар Джемаль.

Вопрос: Вчера в Дагестане был убит шейх Саид Афанди. Что значит эта потеря для региона, насколько велико его влияние было в Дагестане?

Гейдар Джемаль: Я считаю, что оно не только для региона значимо, но всероссийский масштаб имеет. Дагестан – это болевая точка не региона, а всей России.

Вопрос: И какие последствия это будет иметь?

Гейдар Джемаль: Дагестан давно стоит в планах режима по переводу ситуации в формат гражданской войны. Саид Афанди, которого я, кстати, лично знал, добился договорённостей между суфиями и салафитами. Таким образом, он стал помехой для системы, которая примеряет конфронтационный сценарий. Как миротворец Саид Афанди, был обречен. Отмечу, что некоторое время назад федералы загнали большой силовой ресурс в Дагестан. Понятно, что вряд ли это простое совпадение. Уверен, что следа настоящих радикалов в этой акции быть не может.

Вопрос: Почему дестабилизация в этом регионе нужна системе, на Ваш взгляд?

Гейдар Джемаль: Внутри системы нужна ожесточенная борьба между двумя полюсами. Один полюс добивается ухода Путина, а другой полюс в ответ ужесточает и обостряет ситуацию. И, конечно, гражданская война в Дагестане является предельным обострением ситуации, которая, в конечном счете, дает возможность манипулировать всей страной. Вспомните, каким образом первые две чеченские войны определили судьбы России, каким образом вторая чеченская война стала базой для избрания Путина. Северный Кавказ решает судьбу России, решал до этого и будет решать.

Вопрос: Дагестан обречен стать новой Чечней, регионом, в котором извне спровоцируют военный конфликт?

Гейдар Джемаль: Кавказская карта раз за разом разыгрывается центром. Внутридагестанские силы ещё не поняли, что им не удастся отсидеться вне "московских дел". Думать так – ошибочно и крайне наивно. Технология устранения неугодных фигур "под ложным флагом" отработана ювелирно, что мы и увидели в данной ситуации.

Вопрос: Как дальше будут развиваться события в Дагестане и соседних регионах, стоит ли ожидать усиления нестабильности уже в ближайшее время?

Гейдар Джемаль: Так она уже идет. Уже в течение одного дня три террористических акта. Дальше будет только усиливаться.

Иного мнения придерживается руководитель Центра географии религий, исламовед Роман Силантьев. Jн рассказал о том, почему ситуация в Дагестане уже хуже, чем в Чечне, о том, в чем нужно брать пример с Рамзана Кадырова и о перспективах ваххабизма в России.

Вопрос: Как бы Вы оценили убийство шейха Саида Афанди и последствия, которые за ним могут последовать?

Роман Силантьев: Если власти продолжат ту политику, которую они вели до этого момента, то они Дагестан просто потеряют. Если же они резко поменяют тактику и начнут уничтожать террористов по-настоящему – превентивно, до совершения терактов, вместе с пособниками. Фактически, есть несколько дней, чтобы решить, что делать дальше – капитулировать перед террористами или попробовать их одолеть. Ну а то, что сейчас делается – только ведет к увеличению числа терактов и к росту их жестокости. Все более значимые духовные лица убиваются, их уже сжигают в мечетях. Словом, ситуация постоянно ухудшается.

Вопрос: Когда начались теракты в Дагестане?

Роман Силантьев: Первый теракт – в 1998 году убили ученика нынешнего шейха муфтия Саййидмухаммада-хаджи Абубакарова. Всех погибших в Дагестане имамов объединяет одно – они были против ваххабитов, и ваххабитами убиты. Последний случай тоже это подтверждает – погибшая смертница была русской салафиткой. Когда удалось раскрыть эти преступления, все без исключения оказались делом рук ваххабитов.

Вопрос: Получается, чуть больше, чем за 10 лет, ваххабизм из маргинального течения стал влиятельной силой в Дагестане?

Роман Силантьев: Ваххабизм развивается там уже больше 20 лет. Развился он очень сильно. Фактически, их там боятся сильнее, чем представителей российской власти. Сейчас наступает переломный момент. Ваххабизм раньше был запрещен в Дагестане, сейчас его легализовали. Они просто начнут захватывать власть. Саид Афанди был их противником в этом плане, при нем этого сделать было бы нельзя. А сейчас добьют последних лидеров, препятствующих им и прежний Дагестан на этом закончится.

Вопрос: Насколько реален вариант развития ситуации по чеченскому сценарию начала 90-х?

Роман Силантьев: Это уже хуже Чечни. В Чечне не удалось обезглавить традиционную мусульманскую общину, а здесь это уже произошло. А если говорить о решении проблемы терроризма, то единственным, кому удалось ее если не решить, то хотя бы загнать в приемлемые рамки, был Рамзан Кадыров. Он добился этого не путем богословских дискуссий с ваххабитами, а путем их уничтожения. И теперь у него давно уже не убивают духовных лидеров. А в Дагестане переговоры с ваххабитами приводят к терактам, все более дерзким и кровавым. Поэтому, на мой взгляд, стоит взять пример с Кадырова и начать убивать террористов. Только это сможет спасти ситуацию

Вопрос: Каковы последствия могут быть для России в целом от этого теракта?

Роман Силантьев: Если будут регионы сдавать без боя, то у нас будет второй Ирак, причем по всей стране, потому что, завоевав Дагестан, они пойдут дальше. Поэтому федеральная власть может продолжать проводить дурацкие круглые столы, конференции по примирению, а может объявить войну на уничтожение и начать с пособников, которые помогают террористам. Вот два варианта: в первом случае Дагестан будет потерян, а во втором – еще можно победить.
скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24


Источник: "Накануне".

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.