На Кавказе пора вводить чрезвычайное положение

На Кавказе пора вводить чрезвычайное положениеКороткий период относительно спокойствия на Кавказе, начавшийся после войны с Грузией в августе 2008 года, закончился. На Северный Кавказ снова пришли большие деньги, а вместе с ними и новые отряды ваххабитов. Пока явно обозначились четыре болевые точки: Дагестан, приграничные районы Чечни и Ингушетии, обострение отношений между Арменией и Азербайджаном и, конечно, Грузия.

В Дагестане фактически идет война: сводки о серьезных боях в горных районах складываются в достаточно мрачную картину. Атаки боевиков сопровождаются попытками обезглавить традиционный ислам, духовные лидеры которого удерживают паству от неверных шагов. Охота на них началась на Северном Кавказе еще в 90-х: в списке жертв более пятидесяти муфтиев, имамов и других духовных авторитетов. Убийство духовного лидера Дагестана Саида Афанди, почитаемого всей республикой, потрясло людей, которые в одночасье осознали, что шутки кончились.

В ответ на это злодеяние в Дагестане начали создаваться народные дружины. Их члены не должны быть вооружены, но на напичканном оружием Кавказе такой вариант не пройдет, и очень скоро дело может дойти до войны всех против всех. Ситуация раскачивается со всех сторон. Население недовольно властью, а практика найма боевиков для разрешения проблем бизнеса заложила под традиционный ислам мину замедленного действия: многие считают, что ваххабиты борются с преступной властью, а не с народом.

Показательной в этом плане является недавняя история с уничтожением отряда боевиков на территории Грузия. Количество версий, появившихся в связи с этой историей в грузинских СМИ, зашкаливает, но главными остаются две линии: официальный Тбилиси настаивает, что "боевики пришли с территории России", а оппозиция твердит, что сначала Шеварднадзе, а потом Саакашвили сами "развели в Грузии ваххабитскую заразу". Действительно, первые сообщения о том, что Грузия посредничала в контактах главарей бандформирований с некими американскими эмиссарами, появились весной 2002 г., а истории о дружбе официального Тбилиси с таким фигурами, как Гелаев, – еще раньше.

Панкисское ущелье в 90-е превратилось в базу отдыха и перегруппировки боевиков, и сегодня в грузинских СМИ можно встретить огромные списки должностных лиц, замешанных в связи с чеченскими боевиками. Теперь, в связи с войной в Сирии, ситуация еще больше обострилась. Турция, пытаясь сбросить напряжение, связанное со скоплением на ее территории боевых отрядов салафитов, организует их отправку на Кавказ. Транзит проходит через Грузию, которая граничит и с Чечней, и с Ингушетией, и с Дагестаном.

Реакция официального Тбилиси на происшедший на ее территории инцидент, свидетельствует о том, что речь шла о подготовке какой-то акции, которая почему-то сорвалась. Это знают власти и оппозиция. О чем-то знают или догадываются жители Панкисского ущелья, раньше всех заговорившие о том, что среди убитых были граждане Грузии. Отсюда суетливость заявлений и "война версий". Но приключившийся скандал ничего не изменит: живущая на американские деньги Грузия давно взяла на себя роль спонсора северокавказского беспредела и не собирается от нее отказываться.

Свои пять копеек в копилку дестабилизации вносит и обострение отношений между чеченским и ингушским лидерами. Если в середине лета они мерялись доблестями в борьбе с террором, то сегодня дело дошло до территориальных претензий. Затеявший эту свару Кадыров играет уже не только на разнице в стилистике, но на разнице статусов: сам он бескомпромиссно воюет с кровниками, а глава Ингушетии Евкуров всего лишь занимает должность, на которую его поставила Москва.

Между тем на территории Ингушетии учащаются теракты, в которых прослеживается "чеченский след". Так, на днях стало известно, что теракт, в ходе которого погибли семь и были ранены пятнадцать сотрудников ингушской полиции, был совершен выходцем из Чечни, сыном бывшего главы РОВД Аргунского района. Предавая гласности эти сведения, ингушская сторона дает понять, что хваленый мир в Чечне является фикцией и Кадыров просто выдавил боевиков на соседние территории.

Если эти три сюжета можно с некоторой натяжкой назвать внутренним делом России, то скандал, разразившийся в конце августа между Баку и Ереваном, придает ситуации геополитический размах. Поводом стало триумфальное возвращения в Азербайджан бывшего курсанта школы НАТО в Будапеште Рамиля Сафарова, который в 2004 г. зарубил топором армянского офицера, стажировавшегося на тех же курсах. Президент Азербайджана не просто помиловал преступника – он сделал это демонстративно. На родине убийцу встречали как героя. Западные партнеры Азербайджана промолчали, фактически согласившись с подобным беспределом. Тем самым была подведена черта под периодом обхаживания Армении, во время которого Тбилиси пытался вписать Ереван в общие с Баку проекты, устремленные в Европу, а сам Ереван заигрывал с НАТО. Теперь настало время других сюжетов.

Все эти годы Азербайджан наращивал военную мощь: под шумок ожидаемой атаки против Ирана в Баку уже планируют аннексию "иранского Азербайджана" и Нагорного Карабаха. Фактически это будет означать приглашение на Кавказ всех заинтересованных сторон: Турции, Ирана, США, НАТО и даже монархий Залива. Все они давно бьют копытом, а эксперты уже прямо говорят о том, что "салафитский сброд" прямиком двинет из Турции на Кавказ. Через Грузию, которая готова на все, и через Армению, которая как субъект политики интересует сегодня только Москву.

Целью этой игры является окончательное вытеснение России из Закавказья, а если повезет, то и с Северного Кавказа. При таком уровне угроз трудно возразить тем, кто предлагает взглянуть правде в глаза и немедленно подключить к урегулированию ситуации регулярную армию, тем более что правовые механизмы для этого есть: от режима контртеррористической операции (КТО) до чрезвычайного положения (ЧП).

Наталья Сероваскачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24


Источник: Utro.ru.

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.