2015: Год медведя? 5 шагов России, чтобы она смогла Перегруппироваться

2015: Год медведя? 5 шагов России, чтобы она смогла ПерегруппироватьсяРоссия закончила 2014 год, пострадавшей от санкций и экономического кризиса. 2015 год позволяет надеяться, что Москва сможет ограничить ущерб от западного вектора, двигаясь к своей Евразийской мечте и укрепляя свои азиатские варианты.
Если бы я был стратегом, консультирующим российское правительство по ключевым задачам национальной безопасности на 2015 год (и я не являюсь таковым), то вот пять приоритетов на этот год:

Во-первых, Кремль должен закрыть так называемую “Проблему Майдана” на Украине. Любая консолидация администрации западного толка, особенно успешно проводящая реформы экономики и безопасности, которые облегчили бы обсуждение более тесных и конструктивных отношений между Украиной и НАТО и Европейским союзом, без гарантий для российских акций, остается критической опасностью для интересов Москвы. С этой проблемой, после Оранжевой революции в 2004 году, справился развал коалиции, которая возглавила драматический политический сдвиг и последующая неспособность правительства совершить какие-либо существенные реформы. В то время как бывший украинский президент Виктор Янукович в настоящее время растратил силы и вряд ли вернется из своего российского изгнания, важно (с точки зрения Москвы), что в украинцах растет чувство, особенно в восточных и центральных районах страны, что, по сравнению с текущими событиями, его администрация не так уж плоха в конце концов. Кроме того, будет важно показать, что обещания, сделанные на Майдане, были пусты, и обязательства, предлагаемые Западными правительствами, не будут выполнены.

Даже с падением цен на нефть и экономическим кризисом в настоящее время развивающемся в России, у Москвы по-прежнему много рычагов влияния на Украине, от ее поддержки сепаратистов до контроля над энергетическими ресурсами. Есть также много точек преткновения у нынешней коалиции реформаторов против бизнесменов, а у националистов против тех, кто открыт для какого-то практического сосуществования с Москвой. Некоторые из активистов Майдана злятся на то, что они считают медленным темпом изменений и могут оказывать давление на правительства, это продолжится в 2015 году. Но есть и риск того, что все большее число украинцев на востоке, которые не связывают свою судьбу в с сепаратистами и поддержали и выдвижение на пост президента Петра Порошенко и его партию на выборах Рады, отвернутся от правительства, которое не добилась успеха в восстановлении до некоторой степени нормальности и предсказуемости в отношениях страны с Россией.

Конечно, Россия сейчас находится под санкциями со стороны Запада из-за своих действий на Украине, поэтому на ее инструменты по оказанию давления на соседа влияет вторая по важности задача на 2015 год: частичное восстановление ее испорченных отношений с Европой. России нужны две вещи в 2015 году: частичный отдых от режима санкций, по крайней мере, чтобы расчистить путь для финансирования и строительства новых энергетических проектов, а также остановка дальнейшего движения Украины на запад, при наличии достаточного количества членов ЕС и НАТО категорически выступающих против рассмотрения каких либо шагов по расширению возможностей полноправного членства в обеих организациях. Понятно, что традиционный партнер России в этих вопросах, Германия, является наименее надежным сейчас, пока канцлер Ангела Меркель остается у власти. Это связано с ее испортившимися отношениями с президентом РФ Владимиром Путиным из-за ее мнения, что она была обманута им в отношении некоторых событий 2014 года, произошедших на Украине, в то время как Москва будет продолжать искать союзников в рамках коалиции, особенно среди социал-демократов. Российские усилия направятся на некоторые небольшие государства Центральной Европы в ЕС (среди них Венгрия и Словакия) и сконцентрируются на Франсуа Олланде, развертывая аргумент, что продолжение санкций и нестабильность в отношениях между ЕС и Россией по Украине разрушительны для экономических систем обеих сторон. России придется проявить больше гибкости в своей переговорной позиции по Украине и оказывать большее давление на сепаратистов для принятия политических сделок, но при этом, надеясь, продемонстрировать весенним достаточным прогрессом подталкивания Украины к решениям в плане децентрализации/нейтрализации, чтобы ослабить часть давления ЕС на Россию.

Даже если ЕС продолжает свои усилия по диверсификации своих источников энергии, европейские инвестиции и техническая поддержка полезны в развитии российского энергетического комплекса, который будет в лучшем положении, чтобы поставлять на азиатские рынки, как ярко демонстрирует это проект газового комплекса Total-НОВАТЭК на Ямале. Это подводит нас к третьему приоритету: сколачивание китайско-русского сотрудничества на самых выгодных условиях, возможных для Москвы. Россия уже объявила о своем собственном “центре Азии” задолго до Майдана, но события в 2014 году производят впечатление, что Россия становится все более отчаянно нуждающейся в китайской поддержке и что Москва, по ряду вопросов, согласиться с условиями, которые были бы менее благоприятными для Российских интересов если бы не эта потребность. России нужны китайские отношения так же, как Китай считает безопасностью наличие у его северных и западных границ обеспеченной сильной России, способной к противостоянию с Западом и наличие в России надежного источника энергии и сырья, которые не могут быть перехвачены или санкционированы Соединенными Штатами. Но Москва также должна сохранить определенный баланс в отношениях с Пекином, который сейчас имеется, почему так важны и запланированный саммит Путина в Токио в этом году и дальнейшее движение российских проектов на Корейском полуострове.

Помогает, конечно, что Путин имеет в председателе КНР Си Цзиньпине энергичного собеседника, который понимает долгосрочную ценность партнерства России для китайских интересов, даже если это означает ущерб от краткосрочных проблем (таких, как цены на российскую продукцию). Ирония заключается в том, что отношения Путина, на которые, возможно, он надеялся с Джорджем Бушем после 9/11, будут типом партнерства, которым он будет наслаждаться с Си, учитывая тот факт, что они будут оба формировать китайско-российские отношения на остальную часть десятилетия.

Интересный тест на отношения Си-Путина состоит в том, сможет ли Россия помочь разрядить некоторые существующие напряженные отношения между Индией и Китаем. Это - четвертый приоритет. Улучшенные отношения между двумя гигантами Азии — но не слишком улучшенные — послужат интересам Москвы, создавая политическое доверие, необходимое для амбициозного проекта трубопровода транс-Синьцзяна, который, наконец, открыл бы прямые энергопоставки между Россией и Индией. Снижение китайского давление на Индию, и, возможно, даже прогресс на пути к окончательному урегулированию затяжных пограничных вопросов, также будет способствовать снижению некоторых стимулов для улучшения отношений Нью-Дели с Соединенными Штатами, особенно в сфере безопасности. Определенная степень конкуренции между Индией и Китаем полезна России - позволяя Москве балансировать между этими двумя, и продолжать свое обширное и прибыльное сотрудничество в военном развитии с Индией, — но если Китай будет слишком властным, то российские усилия по развитию БРИКС для более эффективного противовеса G-7 и уменьшения энтузиазма Индии к более тесным отношениям с Вашингтоном (даже с учетом эпизодического американского внимание к Индии во время правления администрации Обамы) пойдут прахом.

Наконец, Пятый приоритет состоит в том, чтобы вернуть весь евразийский проект интеграции в нужное русло. Вмешательство на Украине и экономические проблемы России сильно испортили привлекательность евразийского Союза. Москва теперь должна будет убедить ключевых региональных лидеров - начиная с Казахстанского Нурсултана Назарбаева - что "альтернативный" ЕС остается хорошей сделкой и имеет опору.

Россия закончила 2014 год в окружении западных санкций и собственного экономического кризиса. Она должна вернуть свободу передвижения в 2015 году путем ограничения вреда на западных векторах, продвигать свою Евразийскую мечту и укрепить свои азиатские варианты. Саммит АТЭС в Пекине и саммит G-20 в Австралии осенью прошлого года показали, что Путин испытывает давление, но не полностью изолирован и у него есть варианты. Если администрация Обамы намерена продолжать свои усилия в 2015 году, чтобы еще больше изолировать Путина на международной арене, то это потребует более интенсивных усилий в отношении целой когорты лидеров: - Олланда, Синдзо Абэ, Нарендре Моди и Назарбаева – чтобы исполнить вашингтонскую задумку. Он также должен будет решить, сколько инвестировать в успех правительства Порошенко на Украине, и сбалансировать желаемые результаты с достижимыми целями. Но наиболее важным моментом является следующее: Вашингтон не может сидеть сложа руки и считать, что проблемы российской экономики снизят ее активность на мировой арене.скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24

Автор: Nikolas K. Gvosdev

Источник: The National Interest.

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.