Воссоединение с Крымом - это наша судьба. Мы не могли поступить иначе

Воссоединение с Крымом - это наша судьба. Мы не могли поступить иначе Ровно год назад Владимир Путин выступил перед членами Федерального собрания с речью, в которой заявил, что Россия не может не откликнуться на призыв 90% крымчан и не удовлетворить просьбу о включении двух субъектов – Республики Крым и Севастополя – в состав Российской Федерации. В Крыму в этот момент люди обратились в слух и, услышав слова российского президента, пели российский гимн, кричали "ура" - для них это был настоящий народный праздник. Прошел год, против России и Крыма ввели санкции от лица "всего цивилизованного мира", война в Донбассе унесла десятки тысяч людей, еще больше остались без крова. Почему в Крыму Россия не могла поступить иначе, о цене "божественного полуострова" и простых ответах на сложные вопросы рассказал известный писатель, презентующий в эти дни новую книгу "Не чужая смута", Захар Прилепин.
Вопрос: Прошел ровно год с момента воссоединения Крыма с Россией, идут празднования как в Крыму, так и в остальных регионах России. На Ваш взгляд, что этот год значил для Крыма, для российского общественного сознания?

Захар Прилепин: Крым может стать точкой отсчета для реанимации всего того в России, с чем мы во многом попрощались – государственного чувства, хоть какого-то единения народа и власти, хоть какого-то ощущения будущего, пассионарности, героики, которые последние 20 лет подвергались осмеянию или, в лучшем случае, "переосмыслению". И шаг за шагом все издержки случившегося мы будем преодолевать. В Крыму все не так просто, у нас есть сложности, но никто и никогда не дарует подарки в виде божественного полуострова просто "за так". Господь Бог не работает Дедом Морозом и за все приходится, так или иначе, платить. За все заплатим и будем пользоваться к своей собственной радости.

Вопрос: Много вещей, связанных с воссоединением, были покрыты тайной, в фильме Андрея Кондрашова президент, участники событий многое озвучили – о спасении Януковича, о "вежливых людях" и т.д. Недавно командующий Черноморским флотом тоже рассказывал, как наши "провели" разведку НАТО. Многие считают, что все эти заявления во многом сделаны "на экспорт". А что Вы думаете по этому поводу?

Захар Прилепин: Все, что делается в России, Европе и США – отчасти действительно идет на экспорт, отчасти на импорт. И так было не только в 20 веке, когда массово появились медиа и СМИ, а так было всегда, во все времена, даже когда еще писали летописи. Их всегда пишут с учетом того, кто это прочитает, как это прочитает и как поймет. Здесь я ничего не вижу ни предосудительного, ни удивительного.

Вопрос: Весь фильм говорится о Крыме, есть отдельные упоминания про Донбасс, и у многих зрителей все же возникает вопрос – в чем разница Донбасса и Крыма? Стрелков недавно сказал, что Донбасс хотел в Россию даже сильнее, чем Крым. Что Вы об этом думаете?

Захар Прилепин: С Крымом подождали год - многое стало понятно. Пройдет год Донбасса, может быть, станет понятно, почему там происходило именно так, а не иначе. Расставлять оценки – самое простое дело, и самое простое – сказать, что, мол, надо было так же просто и с Донбассом, так же просто с Запорожьем, так же просто с русинами и с гуцулами... Но, видимо, все не так просто, как нам хотелось бы. Поэтому давайте не будем давать простых ответов, а вынашивать в себе сложные – они со временем тоже будут.

Вопрос: Вы часто бываете в Донецке и Луганске, отвозите гуманитарную помощь, знакомые и друзья участвуют в ополчении – можете ли сказать, как изменились за год настроения в этих республиках, есть ли у людей еще надежда на государственную поддержку России, помимо гуманитарки и добровольцев?

Захар Прилепин: Государственная поддержка со стороны России имеет место в тех или иных формах. Настроение становится только лучше, бодрее и злее. Я не знаю, что там думают о Минских соглашениях, но меньше всего ополченцы думают, что будет соблюдаться перемирие, и что они будут довольствоваться тем, что имеют. Ополченцы настроены крайне боевым, бодрым и веселым образом.

Вопрос: И все же, намерены они "раздвинуть" ДНР и ЛНР до административных границ областей или даже идти дальше?

Захар Прилепин: Я не думаю, что решат прямо "идти на Киев", но подавляющее большинство считают, что нужно полностью возвращать ДНР и ЛНР до границ. Так считает не только подавляющее большинство ополченцев, но и значительное число управленцев. Все, с кем я говорил, прекрасно понимают, что ДНР и ЛНР в данном экономическом контексте не будут столь успешны, как в том случае, если бы они обладали территориями областей полностью.

Вопрос: Изменилось ли что-то для Вас за этот год после начала крымской весны?

Захар Прилепин: Мои личные ощущения таковы: я убежден, что в моем народе, в русском народе и во всех нациях, которые так или иначе связывают свою жизнь с Россией, по-прежнему есть колоссальное количество мужчин, способных на большие жертвы, на мужество, на упрямство. Национальный тип русского человека, россиянина и жителя России и ее национальных окраин по-прежнему существуют, и нам еще предстоят великие дела. Мы не растеряли свой психотип, генотип и генофонд.

Вопрос: Многие оппозиционеры осуждают политику Путина по Крыму, апеллируя к санкциям, ключевым моментом для введения которых стало присоединение Крыма. Время идет, санкции ужесточают, НАТО сгоняет технику и войска к границам, в Донбассе ситуация все ожесточеннее, и многие понимают, что в Крыму могло быть то же самое...

Захар Прилепин: Россия могла поступить только так, а не иначе, и ведет себя совершенно верно, потому что это наша судьба. Это наша жизнь и судьба, и мы ей следуем.скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24

Автор: Сергей Табаринцев-Романов

Источник: "Накануне".

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.