Как вы решаете такую проблему, как Россия?

Как вы решаете такую проблему, как Россия?От дипломатического триумфа по Сирии к заключению в тюрьму активистов Гринписа, обретенная уверенность Кремля одновременно задевает и приводит в замешательство Европу. Е ЕС должен взволноваться? Мы спросим экспертов по внешней политике

Возродившийся Кремль устанавливает повестку дня по главным мировым проблемам и вновь чувствует себя боссом на своем заднем дворе. Окрыленный дипломатическим триумфом по Сирии, Владимир Путин вернул часть чванства, которое временно покинуло его во время протестов против его переизбрания в прошлом году.

Активисты Гринписа были брошены в тюрьмы, голландского дипломата избили, а бывшие советские республики преследуют, кремлевским запретом на импорт литовских сыров за оказания ею гостеприимства саммиту ЕС с восточноевропейскими государствами и запугивание Украины за то, что осмелилась в нем участвовать.

Итак, какая реакция на обретенную уверенность Путина во внешней политики в крупнейших столицах Европы, и что они ответили в один голос?


Франция: Ив-Мишель Райолс и Петр Смолар, Le Monde


С тех пор как он пришел в Елисейский дворец в прошлом году, Франсуа Олланд пытается решить головоломку: как занять правильную позицию по отношению к Москве. Непримиримая по главным проблемам, таким как Сирия и Иран, Россия также провела агрессивную политику на территориях ее заднего двора (Украина , Молдова и Грузия), которые склонны к европейской интеграции. Внутри страны «вертикаль власти» созданная Владимиром Путиным остается в значительной степени монополией. Отвергая любые вмешательства в свои дела, режим развил антизападную риторику, и по отношению к американским империалистическим проектам или по отношению к европейской толерантности однополых браков.

"Россия систематически вызывает призывает к откровенному обмену мнений по всем вопросам", сказал французский чиновник министерства иностранных дел– подход, проиллюстрированный сирийским кризисом. В течение многих месяцев, Россия казалась несгибаемой, поддерживая безоговорочно Дамаск. И вдруг она повернулась и завершило все, к общему удивлению, соглашением с США на устранении химического оружия Сирии.

Эпизод был возмутительным для Франции, которая приняла агрессивную позицию по отношению к Сирии. Сейчас, на Кэ д'Орсэ, единственное утешение - точка зрения министерства иностранных дел, что "русские сдвинулись не спонтанно. Они ответили на угрозы [военных] ударов, поддержанных Францией."

Но на самом деле, влияние Франции в России ограничено. Лоран Фабиус, министр иностранных дел , вернулся из поездки в Москву в сентябре с пустыми руками. "Сирийский кризис вызвал сильные напряженные отношения между Францией и Россией, даже если это не было публично продемонстрировано," отметил Томас Гомар, специалист по России во Французском институте международных отношений (IFRI).

Он добавил: "Начиная с западного вмешательства в Ливию в 2011 году, русские очень критически настроены по отношению тесных связей между Катаром и французским политическим классом. Москва считает Катара и Саудовскую Аравию в качестве дестабилизирующих режимов, которые поощряют суннитский экстремизм в Сирии и на российском Кавказе."

Перед Сирии, франко-русских отношений , как правило, улучшается. После нескольких лет плетясь за Германией и Италией, Франция решила скопировать их, делая упор на двусторонние отношения. Новый посол Франции в Москве Жан- Морис Рипер, который учился с Олландом в элитном Национальном Колледже правительства (ENA), будет иметь четкий план: продолжение сближения. С тех пор как начался финансовый кризис, европейские державы были вынуждены больше ухаживать за развивающимися рынками. Между тем Москва хочет диверсифицировать свою экономику. Здесь есть взаимные интересы.

Когда-то давно Франция отстала в прямых инвестициях, имея только крупнейшие компании, такие как Alstom и Total в России. Теперь 400 компаний имеют операции там, и 6000 делают бизнес в России. Инвестиционная составляющая подскочила до почти € 12 млрд в 2012 году. Военное сотрудничество усиливается. Первый построенный французами вертолетоносец Мистраль, «Владивосток», будет поставляться в Россию в следующем году.

Жертвой расширения этого сотрудничества являются права человека. Франция хранит молчание по этому вопросу во время нового президентства Путина. Олланд подвел итог по отношению к массиву новых репрессивных законов Путина во время его первого официального визита в Москву в феврале: "Я не должен судить, я не должен оценивать."

Великобритания: Simon Tisdall, иностранный обозреватель, The Guardian


Уже давно ясно, что Владимир Путин, русский националист твердой руки, никакой не джентльмен. Повышение активности России на мировой арене частично объясняется ее грубым, боевым, не берущих пленных отношением.

Но внешность может быть обманчива. По мнению британских дипломатов и экспертов по России, власть и влияние и Путина и России, измеренной в политических, экономических и демографических терминах, неуклонно разрушается, в то время как рычаги ЕС растут. Чем больше шума производит Москва, тем больше она, похоже, стремится скрыть свидетельства упадка.

"Предположения, что Россия стала более напористой верны", сказал сэр Эндрю Вуд, посол Великобритании в Москве с 1995 по 2000 год. "Является ли это слабостью или силой? Слабостью, наверное. Там растут проблемы с экономикой, большими внутренними проблемами и напряженностью. Правящая группа пытается восстановить свой контроль".

Как и другие британские наблюдатели, Вуд отметил, что особая российская тоска, граничащая с паранойей, связана с расширением Восточного партнерства ЕС. Эта программа направлена на укрепление связей с бывшими советскими республиками, которые Россия когда-то считала своей собственностью.

Проблема достигнет кульминации в следующем месяце на саммите в столице Литвы, Вильнюсе. Где, как широко ожидают, будет заключен договор о сотрудничестве ЕС, включая соглашение о свободной торговле, с Украиной, и возможно с Молдовой и Грузией.

"Потеря Украины будет тяжелым ударом по России. Это - самое важное постсоветское государство," сказал Джеймс Никси, руководитель программы по России и Евразии в аналитическом центре Chatham House в Лондоне. "Украина рассматривается Путиным как часть России. Он спросит себя, как мы можем быть великой державой, если этот огромный придаток отрубили? В целом, Россия проигрывает битву за контроль над буферными государствами между Россией и ЕС».

Конфуз России состоит частично от удара из-за такого дезертирства по отношению к его собственному любимому проекту Таможенного объединения, части грандиозного плана Путина относительно Евразийского союза. Признанием затруднительного положения стало наложение частичного торгового эмбарго в отношении Литвы. Москва по сообщениям также предложила Киеву снижение цены на газ на $ 8 млрд., если она вступит в Таможенный союз.

"ЕС был очень слаб в прошлом имея дело с Россией," сказал сэр Энтони Брентон, британский посол в Москве с 2004 до 2008. «Мы получили нулевую поддержку со стороны наших партнеров в ЕС по делу [Александра] Литвиненко [бывшего шпиона КГБ, который был отравлен в Лондоне в 2006 году]".

Это изменялось, сказал он. "Если Украина захочет договор о сотрудничестве, и если они выпустят Юлию Тимошенко [заключенного в тюрьму лидера оппозиции], то ЕС должен идти вперед и также начать слушания против России через ВТО [Всемирную торговую организацию] по Литве."

Брентон и другие британские дипломаты выразили удовлетворение тем, что Германия принимает более жесткую позицию по отношению к России после того, как нескольких лет ставили требования по энергоснабжению впереди других соображений. Рост проблем в отношении прав человека и громких дел с участием панк группы Pussy Riot и теперь Гринпис, изменили отношение. Они также отметили, что Франция при Франсуа Олланде имеет менее теплые отношения с Москвой, чем во времена Николя Саркози. "Великобритания всегда проводила относительно жесткую, здравую политику," сказал Вуд. "Я думаю, что сейчас мы наблюдаем новый реализм в отношении России со всех сторон в ЕС, свободном от заблуждения о особых отношениях между Вашингтоном и Москвой. В настоящее время ЕС является третьей силой".

Дэвид Кларк, председатель независимого Фонда России, сказал, что британские отношения с Россией подверглись "минисбросу" при Правительстве консерваторов, с молчаливым согласием подвести черту под делом Литвиненко, делая больший акцент на деловых и коммерческих связях и сотрудничестве - работа по вопросам, представляющим общий интерес. Одним из результатов стала сделка BP- Роснефть на $ 5,3 млрд. на прошлой неделе. Несмотря на это, отношения застряли "немного в колее", сказал он.

Чарльз Грант, директор лондонского Центра европейских реформ (CER), сказал, что в то время как личные отношения Путина с канцлером Германии Ангелой Меркель, было здорово плохи, Дэвид Камерон, как говорили, развил прагматические рабочие отношения с российским лидером. Министры иностранных дел Уильям Хейг и Сергей Лавров также "ладили" вместе. Но такое дружелюбие не помешало вредной насмешке над Санкт- Петербургском саммите в прошлом месяце, приписываемой некоторыми Путину, что Британия "небольшой остров, который никто не слушает».

Вуд сказал, что большое количество русских, живущих в "ЛондонГраде" , в том числе так называемых олигархов и богачей среднего класса, которые купили футбольные клубы, подняли цены на недвижимость и соревновались за элитные школьные места в модных областях, таких как Найтсбридж, признак основной силы двусторонних отношений.

Но он сказал, арест в прошлом месяце активистов Гринпис в Арктике был примером того, как русские могут выстрелить себе в ногу. "Очевидно, это было сделано в качестве какой-то демонстрации. Путин дистанцировался от него, но он удобен для него. Это направлено не конкретно на ЕС, а направлен на утверждение первичной роли России в Арктике.

"Русские очень противоречивые люди. Они нанимают людей, чтобы улучшить свой имидж, в то же время они делают такие вещи, как Гринпис и Pussy Riot. Может быть, это заставляет их чувствовать себя сильными и мощными. Но это не приносит им пользы во внешнем мире."

Грант CER сказал, что ЕС обладают другими рычагами, чтобы противодействовать российской чрезмерной напористости. Включая настойчивость Брюсселя, чтобы Москва соблюдала правила энергетического рынка ЕС, а также предполагаемый запуск Европейской комиссией многомиллиардного антимонопольного разбирательства против русского энергетического гиганта Газпром.

Кларк сказал, что Путин мотивирован страхом перед окружением и наложением на Россию западных повесток дня из-за политических и гражданских прав. Несмотря на его дипломатический успех по Сирии, его поза была по существу оборонительной.

"Экономическое положение России очень хрупкое из-за ее зависимости от мировых цен на нефть; это очень заметно, очень уязвимо. Там не было никакого прогресса в модернизации и диверсификации, несмотря на то, что говорит Путин", сказал Кларк.

Несмотря на сжимающуюся экономику и падения рейтингов популярности, Путин остается грозным соперником, сказал Брентон. "Путин очень профессионален. Он очень хорошо информирован. Он склонен идти до уязвимого места, если он видит возможность. Он не дипломат. Он не такой парень, которого вы бы пригласить на вечеринку. Но мы должны делать с ним дело".

Германия: Даниэль Brößler , SüDeutsche Zeitung


Современная Германия стремится к гармонии - и нет ни одной области, в которой эта тоска была бы удовлетворена лучше и надежнее, чем во внешней политике. В целом, большинство партий, за исключением партии Левых, находятся в согласии с позицией Германии в мире. Никто не высказывает серьёзных сомнений о стратегических комбинациях Ангелы Меркель тщательно дозирующих демонстрацию силы и максимально возможно избегающих риска. Вероятно, подобное положение вещей останется вне зависимости от исхода нынешних переговоров коалиции. Там остался только один аспект внешней политики, где немецкий консенсус разрушен: Россия.

В этом отношении Германия имеет свои традиции. Товарищество между бывшим канцлером Герхардом Шредером и Владимиром Путиным во время первого пребывания последнего на посту президента не было единогласно всеми поддержано. С возвращением Путина в Кремль, старый спор разгорелся вновь. С тех пор, была ожесточенная битва про то, как вести себя по отношению к российскому президенту, который подавляет критику у себя дома и нападает на критиков из-за рубежа. Россия стала проблемой даже во время избирательной кампании, которую мир за пределами Германии проигнорировал проявив неуважение: кандидат в канцлеры от СДПГ Пеер Штайнбрюк обвиняет Меркель, что она делала слишком мало, чтобы заполучить поддержку Путина для сотрудничества по Сирии.

Такое обвинение было несправедливым, но говорит о многом. Несправедливым, потому что Меркель попыталась поговорить с Путиным во время ранней стадии сирийского конфликта и получила только насмешки со стороны министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Это ясно показывает различные позиции с Россией в рамках немецкой политики. Со всех сторон было заметно изменение отношений с учетом намерения Путина отвернуться от Запада и агрессивностью, с которой он пытается удержать Украину и другие страны бывшего СССР от ЕС. Но выводы от этого шока были разными.

"Положите конец этому избиению России," недавно потребовал бывший эксперт по внешней политике SPD ДЖЕРНОТ ЭРЛЕР. Он призвал к большему пониманию "расстройства", которое росло в России по отношению к Западу с 90-ых. В глазах русских, по крайней мере, НАТО и ЕС беспощадно использовали слабости России. Эта философская школа доминирует в кругах СДПГ. Они видят себя в традициях восточной политики Вилли Брандта, призывая критиков схватится с Россией на ее собственных условиях, и предупреждая относительно холодного приема Путина со взрывом морозного воздуха.

Меркель, с другой стороны, сделала выбор в пользу вежливости в общении с Путиным, которого она знала с самого начала своего правления. При обсуждении в Кремле в прошлом году, она сказала ему, что критика не должна всегда отклоняться как «деструктивная». И когда Путин недавно отменил ее выступление на выставке о разграбленном искусстве в Санкт-Петербурге, она сразу же пригрозила прервать свой короткий визит - что возымело свое действие: ее речь была перенесена. Этот эпизод показывает, как Меркель любит иметь дело с Путиным. Она считает бессмысленным, даже контрпродуктивным, отвечать на провокации русских с пассивным запасом. Она и ее советник по внешней политики Кристоф Хойсген, конечно, менее волнуются по поводу противостояния Путину, чем СДПГ и их эксперты по внешней политике.

Если следующее правительство Германии, будет состоят из большой коалиции между партией Меркель и СДПГ, он почти уверен, что политика в отношении России будет источником конфликта. Эта ситуация может иметь место, если социал-демократы социал-демократы будут требовать министерства иностранных дел. Министр иностранных дел в последней коалиции Франк-Вальтер Штайнмайер из СДПГ преследовал тот же самый вид стратегии, за которой он следовал, когда он был начальником штаба в канцелярии Герхарда Шредера. Он был осторожен, когда дело дошло до критики России за публичные нарушения прав человека. «Модернизация партнерство» - термин, введенный Штайнмайером, когда он был министром иностранных дел - живет в языке, и страдает от того, что путинская Россия хочет приравнять модернизацию только с техническим прогрессом.

Независимо от того, какую из сторон будет предоставлять новый министр иностранных дел, Министерство иностранных дел имеет репутацию бастиона «сочувствующих России», государственные служащие, которые предупреждают относительно попытки испытывать терпение России к слишком многими покровительственными лекциями. Правящая коалиция между христианскими демократами и Партией зеленых может быть более привлекательным вариантом в этом свете. Никто не был более откровенен в призыве к сильной защите прав человека, имея дело с Россией, чем зеленые. Конечно, любой министр иностранных дел из зеленых мог закончить тем, что продолжит ту же самую судьбу как его или ее предшественник, Йошка Фишер. Москва просто проигнорировала его, вместо этого они пошли прямо к Шредеру и его людям. И Фишер скоро учился избегать российской столицы в целом.

Польша: Павел Свибода, директор Варшавского аналитического центра Demos Европа и внештатный обозреватель, Gazeta Wyborcza


С политической точки зрения, Россия больше не является фактором для Польши. В то время как чувствительные вопросы выходят на поверхность время от времени, особенно вокруг смоленской трагедии, Россия больше не является политическим ориентиром для поляков. Но ее культура остается очень популярной и замученная душа России продолжает интриговать.

Россия сделала стратегическую ошибку, сопротивляясь стремлениям атлантистов в Центральную Европу. Если в то время она отнеслась бы к изменениям в этих странах открыто и беспристрастно, теперь он могла бы похвастаться подлинным уважением. Вместо этого, новые члены ЕС из Восточной Европы были так взбешены, что их называли "новыми воинами холодной войны». Польша даже заблокировала кандидатуру Пааво Липпонена каке президента Еврокомиссии, потому что он советовал российским компаниям.

С тех пор, произошла своего рода оттепель. Во-первых некоторая маленькая международная торговля открылась с Калининградским анклавом России, который граничит с Польшей. Торговля с самой Россией также увеличилась - но по политическим вопросам Польша не дрогнула. Мы не хотим показывать то, что мы думаем о состоянии российской "демократии". Мы потрясены политику России по Сирии, но спокойно удовлетворены тем, что Россия настолько занята ближневосточными делами, что она обращает меньше внимания на Восточную Европу.

В деликатном вопросе о своей энергетической зависимости от России, Польша, наконец, начала делать свою домашнюю работу. Строительство СПГ-терминала в Свиноуйсьце было отложено, но оно будет завершено в следующем году. Никто в Польше не будет отрицать, что вопрос сланцевого газа напрямую связан с переговорными позициями визави Газпромом, русским газовым гигантом. С другой стороны, польское руководство вздрагивает, когда оно наблюдает российскую оборонную политику. Польша не понимает беззаботности НАТО к военному потенциалу России. Армия России имеет серьезные недостатки, но Россия остается ядерной державой – и непредсказуемой при этом. О грузинской войне 2008 года, возможно, забыли на Западе. Не в Польше.

Затем есть Украина - большое пространство, в отношении которого Польша и Россия имеют давнюю стратегическую битву. Польские лидеры ждали и заметили, когда Кремль начал оказывать давление на Киев, отказаться от его стремлений присоединиться к ЕС. Уже давно ясно, что личный проект Путина «Евразийский союз» - циничная попытка восстановить сферу влияния России на бывший Советский Союз.

Украинский президент Виктор Янукович пытается до сих пор играть и в то и в другое одновременно, но теперь, похоже, решил заключить договор с ЕС. Для Польши, Украина является приоритетной задачей. До полного высыхания чернил на пакте с ЕС, Варшава будет продолжать работать на ее включение в Европу.

Что это значит на будущее? Европейский союз оставил Россию. В последние годы почти все уже попробовал - торговые переговоры, о называемых «общих пространств». Вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО ) вселило большие надежды, которые до сих пор ни к чему не привели. Была выражена надежда, что Россия последует примеру Китая, который использовал свое вступление в глобальную экономическую систему к реформированию и открылся. ЕС признал, что с Россией в ближайшее время этого не произойдет. Пока она занимает выжидательную позицию, надеясь, что изменения в мировом порядке принесут новые настроения в Кремле. Польша тоже ждет.

Испания: Кармен Claudin , El País


Испании, кажется, думает , что путинская Россия не является проблемой для нее. Последние события, которые снова поставили Россию в центр международного внимания - его роль в Сирии или давление оказываемое на Украину чтобы не подписывать новый договор о сотрудничестве с ЕС в следующем ноябре – не получили никакого особого внимания в Мадриде.

Несмотря на это, и, несмотря на подписание в марте 2009 года стратегического партнерства между двумя странами, нет никаких признаков того, что Россия действительно относится к Испании серьезно, как стране, которая имеет какой-либо вес в пределах ЕС. Новая концепция внешней политики России, с февраля 2013 года, где каждое слово было тщательно измерено, посвящает отдельный параграф важности развития двусторонних отношений с европейскими странами, такими как Германия, Франция, Италия и Нидерланды, а Испания отводится в категорию "Другие". Военное соглашение о сотрудничестве подписанное между двумя странами в июле 2013 года выглядит, вероятно, самым серьезным событием в двусторонних отношениях.

Испания редко отделяет себя от Брюсселя в своей политике по отношению к России. И когда она делает это – как с переговорами относительно устранения виз для российских граждан в Шенгенской зоне, или о своем отказе признать Косово - она имеет тенденцию склоняться к России. Возможно, Испания однажды поймет, что с Россией недостаточно просто проявить дружественный и некритический подход для того, чтобы она действительно рассматривала Испанию как стратегического партнера. Заключение соглашений, безусловно, важно, но это не то же самое, что делает политику.

Италия : Роберто Тоскано , La Stampa

В последние недели Россия показывала сильные признаки уверенности, которые были характерны для политики и стиля Владимира Путина в течение некоторого времени. Не существует никаких сомнений, что триумфальной деятельности России способствовала неуверенностью Барака Обамы по Сирии, после того как он был принужден к войне, он не верил в нее.

С его дипломатической инициативой о запрещении химического оружия, Путин предложил Обаме выход. Но было бы ошибкой рассматривать эту политическую победу как нечто, результат некоторой талантливой дипломатии, просто русский лидер знал, как воспользоваться моментом.

Вместо этого, стоит обратить внимание на недавние события, как плод последовательной политической стратегии России и Путина, цели которого ясны.

Все начинается с унижения, которое чувствуют россияне, даже антикоммунистические русские, в связи с потерей прежнего глобального влияния России и из-за фрагментации государства, которое большинство русских предпочло бы видеть неизменным, даже после конца Советского Союза. Именно это Путин выразил в 2005 году, когда он определил конец СССР как "самая большая геополитическая катастрофа 20-ого столетия".

Как Россия может преодолеть это унижение и вернуть влияние в мире, что она никогда не переставала считать своим правом? И в какой мере эти амбиции совместимы с нашими интересами, как европейцами и итальянцами?

Путин честолюбив, но не страдает манией величия. Он слишком хорошо знает, что биполярный мир не вернется и что роль Америки нельзя оспорить или даже уравновесить.

С большим реализмом Путин понял, что единственный способ Россия поддержать свои интересы и повысить свой имидж великой державы можно с помощью дипломатии.

Это не означает, что Россия прекратила создавать проблемы для США или выступать против американских интересов, помогая врагам Америки, оказывая давление на страны в сфере влияния, которую Россия пытается сохранить (от Центральной Азии до Кавказа и Украины), даже если они формально независимы, решительно противостоя планам США создать системы ПРО вблизи своих границ.

Но все эти гамбиты - часть большей и более важной дипломатической игры, игры, в которую Россия намеревается играть на многостороннем уровне. Доказательство - текст Концепции внешней политики России утвержденный в феврале, в котором определены цели российской внешней политики. ООН упоминается много раз, как и эмбриональные, но динамично многосторонние инициативы, которые Россия проявляет в Азии.

Москва предполагая, что никогда не будет биполярного мира, в то время любит напоминать США - как это сделал Путин в своей провокационной редакционной статье в New York Times, 11 сентября - что ее мечта о однополярном мира не удалась.

Это оставляет многополюсный мир, в котором некоторые страны более равны, чем другие когда дело доходит до организации структуры и правил международной системы. В начале ранее процитированного стратегического документа есть ссылка на "увеличенную ответственность России в определении международной повестки дня и создания международных отношений".

Но не тот ли это многополярный мир, в котором ЕС можно искать глобальную роль?

Вызов России можно рассматривать с критической точки зрения, со стороны США и Европы (не все их интересы будут совпадать), но они не должны быть слепо враждебными.

Россия всегда считалась Италией как чрезвычайно интересный торговый и экономический партнер, но дело не только в экономике. Если Россия отходит от своего пресловутого "нет " в ООН, чтобы вести более гибко игру в попытке построить влияние через ООН - а не против ООН, - это будет способствовать такой стране, как Италия, которая имеет многостороннюю внешнюю политику.

Россия, как показано в ее стратегическом документе, не намерена отказываться от своего привилегированного статуса в Совете Безопасности, но она настаивает на необходимости для Совета Безопасности стать более представительным, или более крупным. Так же, как и Италия.

В Риме есть осторожный, но существенный оптимизм по поводу России.скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24

Автор: Correspondents from Le Monde, the Guardian, S?ddeutsche Zeitung, Gazeta Wyborcza, El Pa?s and La Stampa

Источник: Гардиан.

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.