Перед лицом общей угрозы от исламистского террора Россия и Запад могут сблизиться, если не стать плечом к плечу. Сдвиги в отношениях стали очевидными на саммите G20 в Турции 15 и 16 ноября, где Владимир Путин оказался в центре внимания. На прошлогоднем совещании, на фоне напряженности вокруг кризиса в Украине, атмосфера была настолько ледяной, что г-н Путин улетел домой раньше. В этом году, в результате терактов в Париже, президент России встречался для частных бесед с американским президентом Бараком Обамой, и британским премьер-министром Дэвидом Кэмероном.

16 ноября президент Франции Франсуа Олланд заявил, что он поедет в Вашингтон и Москву в ближайшие дни, чтобы поговорить с Обамой и Путиным об объединении сил, чтобы бороться с исламским государством (IS). К следующему утру, президент России и его руководители спецслужб признали, что бомба нарушила российский полет Metrojet над Египтом в конце прошлого месяца, в результате чего уравняв позиции России с правительствами западных стран.

Когда Россия впервые начала свое вмешательство в Сирии, г-н Путин говорил о широкой международной коалиции против терроризма. Высокопоставленные чиновники Кремля предположили, что Россия и Запад могут объединиться против общего врага (и, подразумевается, забыть о Украине). Все же первоначально бомбы г-на Путина сделали мало, чтобы заслужить благосклонность Запада. Западные правительства жаловались, что Россия чаще поражала поддержанные американцами группы мятежников. Г-н Обама назвал российскую стратегию “залогом провала”. Независимо от намерений, разрыв России с Западом только углублялся.

Но теракты в Париже возобновили разговор о большой коалиции. В конце встречи G20, г-н Путин заявил, что отношения уже улучшились: "Жизнь продолжается, все меняется: возникают новые проблемы, новые угрозы, новые вызовы, которые было бы трудно решить тем, кто решает в одиночку. Мы должны объединить усилия». Во вторник, повторяя гнев г-на Олланда после Парижских нападений, г-н Путин обещал возмездие за 224 человека, убитых над Синаем. Он объявил, что массированные бомбардировки России в Сирии будут только усилены: "Мы будем искать их везде, независимо от того, где они скрываются. Мы найдем их в любой точке планеты и накажем их». Российские комментаторы провел параллели с антигитлеровским альянсом, который свел вместе Сталина, Черчилля и Рузвельта, несмотря на их очевидные идеологические различия.

Запад выглядит заинтересованным, или, по крайней мере, смирившимся с мыслью, что придется иметь дело, а значит работать с Россией. Джон Бреннан, директор ЦРУ, говорит, что Россия и Америка должны больше делиться разведданными. Представители Белого дома описали встречу Обамы с Путиным, как конструктивную. Премьер-министр Великобритании говорил о "компромиссе" после встречи. Г-н Путин предупредил о собственной готовности заключить сделку, предложив редкий примирительный жест и закончив длинный тупик по украинскому $ 3 миллиардному долгу России. Вместо угроз украинскому долговому соглашению по реструктуризации, требованием немедленного погашения облигаций, г-н Путин сказал, что он примет по $1 миллиарду в год в течении 2016-2018 гг.

Но несмотря на очевидный скачок взаимной доброжелательности, к сотрудничеству остаются серьезные препятствия. Как отметила 17 ноября влиятельная российская ежедневная газета Ведомости: “Обсуждения объединенного фронта кажутся симпатичными, пока они не касаются деталей или конкретных уступок." Обе стороны до сих пор не договорились о судьбе Башара Al- Асада, президента Сирии и союзника Москвы, против продолжения правления которого выступает Запад. Сирийские мирные переговоры в Вене в выходные привели к неопределенному плану действий в отношении выборов, но никакой ясности на будущем г-на Асада. Дистанцирование альянса против ИГИЛ от ситуации в Украине также сложно оправдать. Хотя перемирие помогло уменьшить напряженные отношения в восточной Украине, политические элементы Минского плана мирного урегулирования должны все же быть реализованы, это означает, что борьба может вспыхнуть снова. В последние пару дней шесть украинских солдат были убиты в перестрелках под Донецком.

В конечном счете, партнерство требует доверия, и после двух лет противостояния по Украине, его мало между Россией и Западом. Наличие общего врага не положит конец подозрению и враждебности, не в последнюю очередь потому что положение г-на Путина дома зависит от тяжелой дозы антиамериканизма. В самом деле, председатель комитета по международным делам российского парламента, Алексей Пушков, предположил, что глупая позиция коалиции под руководством Америки ответственна за смерти в Париже. Российские дикторы изобразили нападения в Париже как неизбежный результат ошибочной политики Запада на Ближнем Востоке. Государственный канал рассказал зрителям, что Россия уже давно предупреждала Запад о том, куда приведет его “самонадеянность” на Ближнем Востоке. Какими бы ни были стратегические императивы, слова: "Я же вам говорил" это плохая основа для сотрудничества.скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24

Автор: не указан

Источник: Телеграф.

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.