Когда Россия начала бомбардировки в Сирии в сентябре, она надеялся, что миссия будет короткой и красивой. Она быстро стала более длинной и уродливой. В прошлом месяце подразделения Исламского государства (IS) сбили российский авиалайнер над Египтом. Затем, 24 ноября, турецкие самолеты сбили российский истребитель-бомбардировщик вблизи сирийской границы, в первых боевых действиях между Россией и членом НАТО с конца холодной войны.

Турция сказала, что российский Су-24 нарушил ее воздушное пространство и был предупрежден десять раз, прежде чем турецкие истребители F-16 расстреляли его. Россия говорит, что ее самолет находился в Сирии. Один пилот выжил, но другой был убит, как и русский солдат участвующий в спасательной миссии. Мертвенно бледный Владимир Путин назвал сбитие "ударом в спину" от "пособников террористов", обвинив турецкое правительство в защите ИГ и позволении процветанию их торговли нефтью через турецкую границу.

Для Турции столкновение последовало за месяцами разочарования по поводу вмешательства России. Обе страны борются с ИГ, но их приоритеты часто противоположны. Турция хочет свергнуть президента Сирии Башара аль-Асада, а также предотвратить получения территории сирийскими курдскими ополченцами. Россия хочет защитить Асада, своего давнего клиента, и дружит с курдами. "Стратегия Турции разрушилась с участием России”, говорит Нихат Али Озджан из исследовательского фонда по экономической политике, аналитического центра.

Турецкая гнев усугубляется российскими воздушными ударами по деревням населяемых туркменами (сирийцами тюркского происхождения), которые, по словам России, являются гаванью исламистских террористов. Министерство иностранных дел Турции вызвало посла России на прошлой неделе, и подняло вопрос в Совете Безопасности ООН. По оценкам 1500 туркменов бежали из Сирии в Турцию. Российский истребитель-бомбардировщик работал в туркменском регионе, но решение его сбить, в конечном счете было обусловлено проблемами безопасности границ, а не симпатиями к туркменам, согласно Мехмету Еджину, турецкому эксперту по безопасности.

На публике, союзники Турции по НАТО поддержали ее. Конфиденциально, многие задавались вопросом, может ли Турция действовать менее провокационно. Западные лидеры, в том числе Барак Обама, стремились разрядить напряженность. 25-го ноября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что у его страны не было “намерения обострять этот инцидент”.

Если не учитывать гнев Путина, у России также мало интереса к эскалации. "Мы не планируем воевать с Турцией", сказал министр иностранных дел Сергей Лавров. Но Россия может нанести асимметричный ответный удар, говорит Федор Лукьянов, председатель Совета России по внешней и оборонной политике, аналитического центра. Например, могут быть приостановлены совместные энергетические проекты, в том числе предлагаемый трубопровод Турецкий поток. Турция импортирует 20% своей энергии из России; и эти контракты могут оказаться в опасности. Число российских туристов, которые посещают Турцию, в настоящее время 3.5 м в год, вероятно, уменьшится: Лавров посоветовал им не посещать из-за предполагаемого риска терроризма, и государственное туристическое агентство в России запретили туроператорам предлагать поездки.

Наибольшее беспокойство вызывают последствия в Сирии. Франсуа Олланд, президент Франции посетил Москву 26 ноября, чтобы получить поддержку анти-игиловской коалиции (см статью). Но солидарность НАТО с Турцией обидела Россию, которая может активизировать бомбардировки сирийских повстанцев в связанных с Турцией, или оказать больше поддержки курдских сил. Россия объявила, что вооружит свою авиабазу возле Латакии своей самой современной ПВО, С-400. В случае с Эрдоганом, Путин столкнулся с такой же некультурной сильной личностью, изображающей мачо. Оба известны тем, что позволяют национальной гордости руководить их решениями; ни один не отступит легко.скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24

Автор: Не указан

Источник: The Economist.

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.