Замороженный конфликт взрывается

Замороженный конфликт взрывается

После мерения силами в течение многих десятилетий Армения и Азербайджан начинают стрелять



При таком большом количестве конфликтов в мире, Нагорный Карабах привлекает мало внимания. Кровавые бои между армянскими и азербайджанскими силами в горном анклаве на этой неделе стали напоминанием о нем. Танки и артиллерия вели перестрелку; по меньшей мере, 50 человек были убиты в течение четырех дней. Замаячил призрак более широкой войны, которая могла бы вовлечь Россию, Турцию и Иран. Соглашение о прекращении огня при посредничестве в Москве 5 апреля, кажется, держится на данный момент. Но оно не привело двух противников к миру.

Боевые действия начались в 1988 году, когда этнические армяне Нагорного Карабаха пытались отделиться от Азербайджана. (В то время, как Армения, так и Азербайджан были республиками Советского Союза.) По мере того как Советский Союз распался в 1991 году, конфликт перерос в полномасштабную войну. К 1994 году около 30000 человек были убиты, а Нагорный Карабах оказался под контролем Армении. Россия, Америка и Франция посредничали в перемирии, но эпизодические перестрелки продолжались. Вместо того, чтобы время залечило старые раны, оно углубило их.

2 апреля разочарование взыграло. Азербайджанские силы захватили населенные пункты и стратегические высоты вдоль фронта. (Обе стороны обвиняют друг друга в развязывании боевых действий.) Кампания по захвату территории ознаменовало отход от более ранней азербайджанской стратегии, направленной на "давление и позерство", говорит Ричард Гирагосян, руководитель Центра региональных исследований, мозгового центра в Ереване. Армянские и карабахские чиновники говорят, что они отвоевали захваченные земли, но их заявления не проверены независимыми источниками. Вспышка демонстрирует, что перемирие 1994 года, без миротворцев и лишь с несколькими невооруженными наблюдателями, "уже не соответствует положению", говорит Томас де Ваал из Фонда Карнеги за международный мир.

Тот факт, что нападение началось, когда и азербайджанский и армянский президенты находились в Вашингтоне на саммите по безопасности, предполагает, что это было не случайностью. Недовольство зависшей дипломатией, возможно, подтолкнуло Азербайджан попытаться изменить факты на местах. "Это попытка посадить Армению за стол переговоров", говорит Заур Шириев из Chatham House, британского аналитического центра.

Дома, политические дивиденды проявились немедленно. Короткая война “создала эйфорию”, говорит Анар Валиев, бакинский аналитик. Правительство похвасталось обретенным военным превосходством, результатом роста оборонных расходов богатого нефтью государства (от $ 177 миллионов в 2003 году до $ 3 млрд в 2015 году). Жертвы были отмечены, как оправданные. “Люди жаждут побед”, говорит г-н Валиев.

Это может помочь президенту Азербайджана, Ильхаму Алиеву, смягчить боль от падающих цен на нефть. Нефть и газ составляли 94% экспорта страны в 2013. Поскольку цены снизились за прошлые два года, азербайджанский Центральный банк сжег больше чем две трети своих запасов, поддерживая валюту от ее резкого обесценивания. В январе 2016 правительство наложило 20 %-й налог на валютные сделки и попросило Международный валютный фонд о возможной ссуде. Растущие цены и безработица вызвали протесты в нескольких небольших городах ранее в этом году, редкость в жесткие времена г-на Алиева.

Некоторые на армянской стороне предположили, что Турция, давний союзник Азербайджана и новый противник России, помогла вызвать насилие. Президент Турции, Реджеп Тайип Эрдоган, подтвердил предположение, объявив, что он поддержит Азербайджан “до конца”. Все же турецкая роль - отвлекающий маневр, говорит Лоуренс Броерс из Чатем-Хаус: "Мотивы локальные, а не о конкуренция великих держав».

Тем не менее, поддержание мира потребует толчка от держав, таких как Россия. У Москвы более тесные связи с Арменией: она имеет там военную базу и договорное обязательство защищать страну от нападений на ее территорию (за исключением Нагорного Карабаха). Но Россия также продает большое количество оружия в Баку. Любой план мирного урегулирования зависит от внешнего давления, преодолевающего местное сопротивление. Результат дипломатического провала никогда не был яснее: мало что сделано, чтобы не допустить повторения, или еще хуже, столкновений прошлой недели. "Теперь нет никакого оправдания тому, что по мнению внешних сил, ситуацией можно просто управлять," говорит г-н де Валь.скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24

Автор: Не указан

Источник: The Economist.

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.