Бойцы из Дагестана едут в Сирию, чтобы присоединиться к исламскому государству

Бойцы из Дагестана едут в Сирию, чтобы присоединиться к исламскому государству
В декабре прошлого года, Амир получил сообщение от местного, которого он не знал. Там было сказано: "Ваш сын стал мучеником”.

Это была новость, которой он страшился в течение нескольких месяцев, так как его сын неожиданно исчез из семейного дома на Северном Кавказе республики Дагестан.

"Я даже не знаю, где он получил паспорт," сказал Амир, который не назвал свое настоящее имя по соображениям безопасности. "Он позвонил из Турции, чтобы сказать, что он будет учиться некоторое время и не будет на связи. Это последний раз, когда мы говорили с ним".

На самом деле, молодой человек быстро пересек границу Сирии, чтобы присоединиться к Исламскому государству Ирака и Леванта (ИГИЛ), следуя по стопам сотен, если не тысяч, других из этого уголка России.

Позиция России в качестве одного из наиболее важных поставщиков иностранных боевиков террористической группы была вынесена в центр внимания в прошлом месяце, когда три бывших советских гражданина, в том числе двое россиян, взорвали себя в скоординированном теракте в аэропорту Ататюрк в Стамбуле, где погибли 45 человек.

Среди нападавших не была сына Амира. Но, по крайней мере, один смертник, 24-летний Вадим Османов, был из того же региона Южного Дагестана.

Никто не знает точно, сколько российских и бывших советских граждан присоединились к ИГИЛ. Антитеррористический центр Содружества Независимых Государств, рыхлой группировки стран бывшего Советского Союза, озвучила цифру в 5000 человек.

Президент России Владимир Путин заявил в октябре 2015 года, что 7000 граждан из всех бывших советских государств, включая Россию, уехали, чтобы присоединиться к террористической группировке. В действительности, по словам независимых экспертов, практически невозможно найти точные данные.

Определение количества осложняется тем фактом, что многие русскоязычные присоединились к конкурирующим отрядам, таким как аль-Нусра, группа ранее связанная с Аль-Каидой.

Бойцы из Дагестана едут в Сирию, чтобы присоединиться к исламскому государству

Структура команды ИГИЛ заведомо непрозрачна, но эксперты считают, что в составе Группы по крайней мере, три исключительно русскоязычных «кавказских» батальонов около 150 человек каждый.

Часто во главе с чеченцами, рядовые из этих батальонов, как полагают, приехали со всех концов Северного Кавказа и других частей бывшего Советского Союза.

Подразделения, как полагают, размещены в иракском оплоте ИГИЛ в Мосуле, где они, как говорят, обладают определенной привилегированной автономией.

"У них репутация довольно бесстрашных бойцов, поэтому они движутся довольно быстро вверх по иерархии," сказала Екатерина Сокирянская, эксперт по Северному Кавказу из Международной кризисной группы.

Среди борцов некоторые из самых известных фигур царящего в ИГИЛ террора, таких, как Омар Шушани (при рождении Тархан Батирашвили), этнический чеченец из Грузии, который считался настолько влиятельным, что его считали "министром обороны" ИГИЛ.

ИГИЛ подтвердил, что Шушани, 30 лет, был убит в бою в начале этого месяца.

Анатолий Землянка, сибиряк "джихадист Джон”, приобрел дурную славу, когда он обезглавил такого же гражданина России на видео, опубликованном в декабре прошлого года.

Бойцы из Дагестана едут в Сирию, чтобы присоединиться к исламскому государству

Нападение на Стамбульский аэропорт, как полагают, было скоординировано Ахмедом "одноруким" Чатаевым, 36-летним из Чечни, которые, подобно Шушани, считается влиятельным командиром среди русскоязычных батальонов ИГИЛ.

Раскинувшийся от Каспийского побережья до возвышающихся гор Кавказа на границе с Азербайджаном, Дагестан является частью России, которая чувствует себя более ближневосточной, чем европейской.

Крупнейшие города Махачкала и Дербент усеяны мечетями, а не церквями; многие - хотя далеко не все - женщины носят хиджаб, а алкоголь доступен, но заметно ограничен.

На протяжении 2000-х годов, джихадисты, верные движению, называемому Кавказский эмират, предпринимали нападения в российских республиках Северного Кавказа, часто в Дагестане. Совсем недавно, в 2011 году они осуществляли теракты-самоубийства против гражданских объектов в Москве.

Но, как только активизировалась гражданская война в Сирии, рекрутеры ИГИЛ намеренно были направлены в регион, заманивая потенциальных новобранцев из деморализованного Кавказского эмирата, чтобы бороться в "пятизвездочном" джихаде на Ближнем Востоке.

Спецслужбы России, стремясь не допустить нападения на зимних Олимпийских играх 2014 года в Сочи, как полагают, закрывали глаза и в некоторых случаях активно способствовали отъезду известных боевиков воевать в Сирии.

В сочетании с безжалостным применением суровых мер перед Олимпийскими играми, когда убили десятки боевиков, в том числе главу Кавказского эмирата Доку Умарова, возможность джихадистов Дагестана работать дома была массово уничтожена.

Бойцы из Дагестана едут в Сирию, чтобы присоединиться к исламскому государству

"До сих пор в лесу в Дагестане осталось не более 100 бойцов," сказала Севиль Новрузова, дербентский активист, которая помогает борцам, стремящимся сдаться, договаривается об амнистии с властями.

В отличие от этого, по ее словам, ей известно около 650 человек из Южного Дагестана, которые уехали в Сирию.

Отток не ограничивается мужчинами. Активисты говорят, что все большее число женщин едут в Сирию, иногда сопровождая их мужей, но часто ища мужей джихадистов. По крайней мере в двух случаях Sunday Telegraph осведомлен о том, что замужние женщины оставили своих недостаточно набожных мужей в Дагестане и взяли с собой детей в Сирию.

Поскольку ИГИЛ теряет позиции на Ближнем Востоке, потенциальное возвращение местных борцов беспокоит российское правительство. Российские силовики проводят «спецоперации» в сельских районах Дагестана почти каждую неделю и Александр Бортников, глава Федеральной службы безопасности России, заявил, что его ведомство контролирует 220 человек, идентифицированных как потенциальные террористы-смертники.

"У нас есть документальное подтверждение того, что лидеры групп, укрывавшихся в ряде стран Ближнего Востока планируют продолжить свою террористическую деятельность и попытаться придать новый импульс повстанческому движению Северного Кавказа," сказал он на конференции начальников безопасности на прошлой неделе.

Эксперты, адвокаты и местные руководители в Дагестане указывают на несметное число причин продолжающейся радикализации местной молодежи, включая безработицу, бездействие государственных служб, а также жестокие методы борьбы с повстанцами, используемые российскими спецслужбами и полицией.

Чиновники возлагают ответственность за большую часть радикализации на растущем влиянии проповедников салафитского ислама, консервативной ветви веры, которая возникла как конкурент суфийского ислама, традиционно исповедуемого в регионе.

Абдурахим Гаджи Магомедов, имам салафитов в Новосаситли, консервативной деревни в районе Хасавюрта Дагестана, сказал, что он в ужасе от насилия и будет советовать любому, кто его спросит, даже не думать о попытке бороться, как в Сирии или "в лесу" в России.

Но он сказал, что применение суровых мер в отношении консервативных верующих контрпродуктивно.

"Тех, кто не суфий, они называют ваххабитами," сказал он. "И так как очень немногие суфии пошли воевать, это позволяет им сказать, что все ваххабиты являются террористами," сказал он, после вечерней молитвы в деревне. Вместо этого он указывает на более глубокие исторические корни беспорядков последних десятилетий. "Дагестан не добровольно стал частью России. Россия - империя, и Дагестан - колония”, сказал он.скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24

Автор: Roland Oliphant

Источник: Телеграф.

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.