Как показали развернувшиеся события в Крыму, Восточной Украине и Сирии, мир имел возможность увидеть новую военную стратегию России и состав сил в действии. Президент России Путин ловко обошел несметное число слабых мест своей страны - экономических, политических, демографических и военных - способами, которые позволяют ему использовать принуждение и даже голую военную силу против своих соседей практически безнаказанно. Работа с агрессивной, но относительно слабой Россией представляет собой гораздо отличающуюся проблему для Запада, чем сдерживание или удерживание усиливающегося Китая.

Кроме того, вид военной России усиливается, что особенно хорошо подходит для цели Кремля - подрыва существующего порядка международной безопасности и получение признания статуса великой державы Россией с ограниченным риском войны. “Новые” российские вооруженные силы продемонстрировали особое сочетание возможностей - быстрые, но географически ограниченные наступательные операции, электронные и кибервойны, действия высокоточных ударов дальнего радиуса, системы мощного отказа анти-доступа / область (A2 / AD) и передовое зрелищное ядерное оружие - это хорошо служить целям поддержки тайных операций и сдерживания Западных стандартных ответов или шагов эскалации.

Обсуждения российской “гибридной” войны не должны заслонять понимание той степени, в которой эта страна модернизировала свои обычные и ядерные силы и степень, до которой она опирается не на тайные зональные методы, а обычные вооруженные силы в качестве главной части своей локальной агрессии. Важно также признать, насколько российские приключения в Восточной Европе быстро превратились из гибридных операций, использующих нетрадиционные средства и методы в классические обычные военные операции. Недавнее вмешательство в Сирии было образцовой работой показа силы, позволяющей предположить, что русские военные вполне способны к ограниченным обычным операциям высокой интенсивности.

В действительности, однако, российские вооруженные силы обладают лишь ограниченной возможностью для наступательных операций. Силы, способные участвовать в локальных конфликтах в общей сложности составляю приблизительно 100-150,000 войск, из смеси десантников, морской пехоты, спецназа, механизированной пехоты и ПВО. Эти силы могут легко использоваться для решения единственной региональной непредвиденной ситуации. Военные реформы ликвидировали практически весь костяк армии. Это позволило улучшить эффективность и результативность первого эшелона сил, но оставило российских военных без глубины. Если первые атаки не увенчались успехом, то второго эшелона нет.

Даже в единственной региональной операции, российские командиры будут в значительной степени зависеть от комбинации заранее установленных возможностей, быстрых решительных ударов высокоточным оружием дальнего радиуса действия, средств радиоэлектронной борьбы и кибер-атак и высокой скорости передвижения отборных танковых соединений, воздушно-десантных бригад и спецназа. Цель состоит в том, чтобы устранить впереди развернутые цели, парализуя политические и военные ответы и быстро создавая новые условия на местах. Ядерное оружие служит для обеспечения сдерживания против усилий НАТО провести контратаку.

Сегодня НАТО нуждается наземных войсках, особенно в Восточной Европе и странах Балтии, которые могут предотвратить быструю победу в один выстрел. Россия не может бороться с крупномасштабным или длительным стандартным конфликтом. Она также не сможет выдержать обмен ядерными ударами. Поэтому Москве надо дать понять, что у нее не будет легких, дешевых военных побед. Риск эскалации должен быть на российской совести.

Хотя многие предложения по военным ответам НАТО на угрозы российской агрессии против Европы сосредоточились на необходимости развертывания сухопутных войск на Востоке, есть и другие, более важные и заслуживающие приоритета. Вот пять, которые должны сформировать ядро усилий США/NATO по укрепления сдерживания и стабильности в Европе.

Во-первых, улучшение возможности ISR. В нехватке у НАТО в этой области нет ничего нового. Бывший министр обороны США Роберт Гейтс предупредил лидеров НАТО несколько лет назад о необходимости увеличения инвестиций в ISR, и в платформы и в аналитические возможности. В своем выступлении перед Комитетом Сената по вооруженным силам в апреле 2015 года, Верховный главнокомандующий объединенными вооруженными силами, генерал Бридлав утверждал, что российские военные операции за прошедший год в Украине и регионе в более широком плане подчеркнули, что существуют критические пробелы в области сбора и анализа разведывательных данных. Некоторые российские военные учения застали Альянс врасплох и обнаружение участия России на земле в Украине было весьма ограниченным. НАТО не торопятся вкладывать деньги в воздушно-разведовательные средства и возможности США перешли от Европы из-за поворота к Азии и растущей борьбы с ИГИЛ. Кроме того, НАТО необходимо провести Манхэттенский проект, чтобы восстановить аналитическую возможность обрабатывать и использовать аналитику на российских военных силах и операциях, которыми когда-то занимались в Альянсе.

Во-вторых, увеличить воздушные силы НАТО. Военно-воздушные силы являются наиболее гибким военным инструментом доступным для Альянса. Военно-воздушные силы будут иметь решающее значение для разрушения российских анклавов / AD A2, построенных в Калининграде и в других местах. Военные лидеры Запада признали необходимость как улучшить вооружение, доступное военно-воздушным силам НАТО и обучить пилотов, аэродромные команды и планировщиков для высоко важных миссий, участвующих в воздушных операциях в Центральной и Восточной Европе. Наиболее крупные инвестиции НАТО необходимо выделить, чтобы улучшить ее воздушную боевую мощь в области логистики и инфраструктуры. НАТО требуется надежная, укрепленная, рассредоточенная и защищенная инфраструктура для авиации в Восточной Европе. Это - особенно важная цель в свете инвестиций, которые Россия сделала для возможности дальнего удара, предназначенного для подавления инфраструктуры НАТО.

Жизненно важно, чтобы НАТО сделало шаг к авиации пятого поколения. Продолжающееся обязательство Соединенного Королевства, Канады, Италии, Турции, Нидерландов и Норвегии в международной программе для F-35 Joint Strike Fighter имеет перспективу для квантового улучшения в области противовоздушной обороны и ударных возможностей НАТО. Поставки F-35 будут представлять собой переломный момент в балансе военно-воздушных сил в Европе.

В-третьих, серьезно отнестись к созданию НАТО интегрированных ПВО и ПРО. Одна из самых раздражающих возможностей в российском арсенале - интегрированная система ПВО. НАТО необходимо развивать и внедрять подобную возможность, которая будет защищать критически важную инфраструктуру и не даст России обезоружить нас, обычную способность первого удара. Первым шагом к достижению этой возможности уже стала первая ПРО которую развернули в мае 2016 года в Румынии. НАТО как раз в начале развертывания европейской архитектуры ПРО. Но планируется только два участка. На самом деле, НАТО нуждается в десятке или более таких мест, комбинации систем Ракеты Эгиды/Стандарта 3 и Предельно Высотных батарей Территориальной обороны. Кроме того, НАТО следует вкладывать средства в общеконтинентальную защиту от передовых воздушных угроз.

В-четвертых, вновь открыть для себя радиоэлектронную войну. Возможно, действительно, перефразируя бывшего госсекретаря США, что господа не глушат сообщения друг друга. Но русские это делают. Российские операции против Грузии, Крыма и Восточной Украины показали очень сложную способность манипулировать и забивать частные, правительственные и военные связи и системы оружия, которые зависят от навигационных сигналов, чтобы достичь своей цели. Командующий армией США в Европе, генерал-лейтенант Бен Ходжес описал российские возможности РЭБ как "слезотечение глаз."

Вызов РЭБ НАТО не является просто технологическим. По существу, западные войска вышли из игры РЭБ в конце холодной войны. Они вернулись к этому вопросу, если вообще вернулись, лишь постольку, поскольку это было частью усилий по противодействию террористическим радио. Существует недостаток систем, персонала и концепции операций, чтобы адекватно использовать современную РЭБ. Эта ситуация должна быть исправлена.

В-пятых, модернизировать ядерные силы и доктрины США/NATO. НАТО и Соединенные Штаты должны принять в качестве абсолютного приоритета необходимость повторного создания прочной, надежной и способной к эскалации лестницы, которая должна быть четкой и иметь возможность работать на каждой ступеньке. США объявила о планах модернизировать все три ноги своей ядерной триады. Соединенное Королевство недавно приняло решение возобновить стратегические силы сдерживания.

Учитывая роль ядерного оружия в стратегии Кремля в отношении НАТО и дестабилизации Европы, абсолютно жизненно важно, чтобы США решила свои технологические, оперативные и стратегические недостатки в тактическом и глобальном ядерном оружии. Во-первых, необходимо ускорить модернизацию гравитационных бомб B61. Во-вторых, США необходимо рассмотреть вопрос о размещении ядерных крылатых ракет морского базирования. В-третьих, учитывая российские нарушения Договора о РСМД и вероятность того, что Москва выйдет из этого договора, США необходимо разработать планы на случай непредвиденных обстоятельств для разработки и развертывания нового набора баллистических / крылатых ракет средней дальности и соответствующих боеголовок. Кремль должен убедиться в том, что попытка деэскалации обычного конфликта через ограниченное применение высокоточного ядерного оружия будет встречена ответом в той же форме.

В конечном счете проблема, поставленная Кремлем, менее зависит от российских военных сил и средств и во многом от кажущегося отсутствия политической воли на Западе, чтобы защитить себя. Повышение уровня расходов на оборону со стороны крупных стран НАТО на полтора или даже четверть процента ВВП объединил бы Альянс и дал бы понять России, что Запад будет защищать себя. Угроза России в отношении НАТО в значительной степени является результатом слабости последнего, чем силой или превосходством первой.



скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24

Автор: Dan Goure

Источник: The National Interest.

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.