Константин Крылов: «Власть не стесняется делать глупости»

Константин КрыловНабирает обороты судебный процесс по делу националиста, президента общественного движения «РОД-Россия» Константина Крылова. В ноябре 2011 года в отношении него было возбуждено дело по 282 статье УК РФ. Обвинение построено на мнении «экспертов», доказывающих, что фраза «Пора кончать с этой странной экономической моделью», произнесенная им на одном из националистических митингов, возбуждает ненависть к уроженцам Кавказа и призывает к насильственным действиям против них.

Речь шла о необоснованных, по мнению Крылова, финансовых вливаниях в бюджеты кавказских республик. 13 сентября состоится очередное судебное заседание. «СП» обратилось к обвиняемому с просьбой рассказать свои впечатления о судебном процессе.

- Я впервые участвую в суде в качестве обвиняемого. Зрелище довольно тяжелое и неприятное. Товарищи полицейские сильно путаются в показаниях. У меня такое впечатление, что в свое время они просто поленились сделать оперативную съемку. Чтение результатов экспертизы оставляет впечатление некомпетентности. Дело даже не в том, что все это касается лично меня. Просто происходящее на суде не имеет никакого отношения ни к праву, ни к справедливости. Меня хотят посадить на реальный срок за вполне безобидное высказывание.

Все участники этого, с позволения сказать, процесса, отлично понимают, что обвинения надуманные. Судья откровенно скучает. Ей неинтересно слушать ни обвинение, ни защиту. Видимо, какое-то решение по мне уже принято. Какое – пока не знаю.

Мое впечатление от этого и других судов, на которых мне приходилось присутствовать, вполне определенное: никакой судебной системы в России не существует. Может, когда-то, лет 10 назад она и была, но то, что я вижу сейчас, нельзя назвать судом. Речь идет о чисто карательной системе, которая действует исходя из соображений руководства.

Если раньше я сомневался, можно ли назвать нашу систему авторитарной или диктаторской, то теперь сомнений нет: авторитаризм все-таки предполагает некоторое уважение к закону, чего я лично не наблюдаю. Да у нас и некоторые законы – сплошной фарс. Пресловутая 282 статья – это вообще не закон. Под его маркой за любое высказывание засудить можно кого угодно. Сейчас уже доходит до того, что человека пытаются осудить за то, что он поставил лайк на картинку к какому-то фильму. Мы наблюдаем прогрессирующий тяжелый бред во властной системе.

- Высказывание, ставшее поводом для процесса над вами, звучит действительно довольно безобидно. На протестных акциях можно услышать куда более хлесткие определения власти. Почему же все-таки «прицепились» именно к вам?

- Кампания под лозунгом «Хватит кормить Кавказ», одним из инициаторов которой я являюсь, очень сильно разозлила Кремль. Настолько, что и Путин, и Медведев не смогли удержаться (естественно – в негативном контексте) от ее упоминания. Это был едва ли не первый подобный случай. Парадокс в том, что ни Путин, ни Медведев совершенно не против некоторой ксенофобии в обществе. Когда люди возмущаются неправовым поведением части кавказцев, ни один из наших лидеров особенно на это не реагирует. Но как только критика переключается с собственно Кавказа на тех, кто всю эту ситуацию межнациональной напряженности генерирует, они начинают нервничать. Кампания «Хватит кормить Кавказ» была по сути не антикавказской, а антикремлевской. Мы задали власть имущим конкретный вопрос: «На каком основании одним регионам выделяются бешеные деньги, а другие пребывают в нищете и разрухе?». Это их очень сильно задело. Потому что единственное, что сильно задевает кремлевских – вопросы о деньгах. Все остальное их волнует значительно меньше. Напротив, любой намек на неправильную трату денег ими воспринимается как подрыв основ российской государственности. Вот и решили за это дело наказать. Меня выбрали как достаточно известного человека, который много писал на эту тему. А на одном из митингов откровенно сказал, что эта наша кампания «Хватит кормить Кавказ» - антикремлевская. Но, поскольку за это меня нельзя было судить уж слишком откровенно, то решили прицепиться к другим словам. Обвинение смехотворно, но их это не смущает…

- Как вы собираетесь действовать в ситуации, когда, на ваш взгляд, вынесение обвинительного приговора – вопрос времени?

- Я, безусловно, не признаю себя виновным. Мы с адвокатами будем опротестовывать любое обвинительное решение суда. Признавать свою вину даже косвенным образом, бегая от россиянского правосудия, тоже не собираюсь. Я считаю, что в данном случае являюсь жертвой политических репрессий и намерен это доказывать публично. Надо совмещать и юридическую защиту, и общественную кампанию в мою поддержку. Мы будем действовать активно, но мирными и законными методами.

Публицист, главный редактор сайта «Русский обозреватель» Егор Холмогоров также уверен, что главной причиной уголовного преследования Константина Крылова стала кампания «Хватит кормить Кавказ».

- Кампания объективно удалась, вызвала широкий общественный резонанс и поддержку. Даже критика со стороны первых лиц государства в ее адрес говорит о признании общественной значимости этого явления. Успех, в значительной степени, достижение лично Константина Крылова. Поэтому те лица, которые у нас под видом борьбы с экстремизмом систематически борются с любыми проявлениями русского национального сознания, решили ему отомстить. А поскольку деятельность Крылова и его сторонников всегда проходила в легальном поле, в строгом соответствии с законом, то придраться было очень сложно, и правоохранители решили просто навесить приговор, что называется, по беспределу. Прицепились к первому подвернувшемуся высказыванию. Если бы Крылов не сказал ничего, кроме слов «розовые крокодилы», нам было бы подробно объяснено, почему это словосочетание является экстремистским. Судебный процесс ведется, насколько я знаю, довольно предвзято. Подозреваю, что обвинительный приговор все-таки будет вынесен. Вряд ли Крылова попытаются посадить на реальный срок – это может серьезно взорвать общественную ситуацию. Не думаю, что те, кто заварили эту кашу, готовы к такому обороту. Но любой обвинительный приговор подразумевает ограничение в правах. Даже условная судимость на несколько лет означает ограничение возможности политической деятельности. В частности, Крылов не сможет официально участвовать в формировании Национально-демократической партии. Это такое мелкое пакостничество, другого слова не придумаешь. Власть действует по принципу: что захотим с вами, то и сделаем. Это, к сожалению, не единственный процесс над русскими националистами, где демонстрируется подобная схема. Можно вспомнить дело Даниила Константинова. Всем абсолютно ясно, что его не было на месте убийства, в котором его обвиняют, и, тем не менее, уже несколько месяцев, применяя недостойные манипуляции судом и следствием, его держат под стражей, издеваются. Это демонстрация того, что наша система, которая по какому-то недоразумению именует себя правоохранительной, может сделать с человеком именно то, что ей надо в данный момент.

Подобные демонстрации силы, мягко говоря, не способствуют оздоровлению общественной обстановки. Это ведет не только к дискредитации этой системы, но и подрыву основ общественного порядка.

- Какими в связи с последними судебными процессами вам представляются перспективы национального движения в России?

- Ничего неожиданного не происходит. Если раньше пытались хоть как-то разграничить попытки политической дискредитации тех, кто занимается политикой и попытки уголовного преследования тех, кто ходит по границе правового поля, то сейчас перешли к уголовному преследованию и тех, и других. Градус давления на националистов возрастает. Это связано с тем, что авторитет националистических движений, внимание к ним со стороны общества значительно выросли. Стало понятно, что националисты – одна из влиятельнейших политических сил в нашем обществе. Поэтому уголовные преследования – закономерная плата за наши политические успехи. К сожалению, эта печальная ситуация была нами вполне ожидаема. Политическая борьба власти с оппозицией такими методами у нас ведется не только с националистами.

- Репрессии смогут понизить популярность националистов среди населения?

- Если будет проводиться целенаправленная политика уголовных расправ над политическими лидерами националистических движений, на год-два их обезглавят. Это приведет, как хорошо показала «Манежка» в декабре 2010 года, к взрыву стихийной массы, с которой на самом деле гораздо труднее договориться и объясниться, чем с политиками. Удары по лидерам националистов, настроенных на легальную политическую деятельность, приведут лишь к усилению позиций тех, кто считает адекватным средством политической коммуникации тот или иной погром. Если наши правоохранители считают, что в обстановке погрома им действовать комфортнее, то они со своей точки зрения поступают логично.

Президент информационно-исследовательского центра «Панорама» Владимир Прибыловский, который, как известно, придерживается иных политических взглядов, чем два вышеопрошенных эксперта, также считает уголовное дело над националистом Крыловым сфабрикованным.

- Обвинение Крылову не соответствует даже тому несовершенному и, прямо скажем, порочному закону, который действует. Я вообще против 282-й статьи. Она антиконституционна, нарушает свободу слова. Из фразы, к которой прицепилось обвинение, не следует никакого экстремизма. Крылов что, предлагает убить министра финансов? Нет, он просто считает, что надо менять несправедливую, по его мнению, экономическую политику в отношении кавказских республик. Это обычная критика. А расплатой за нее стало политическое преследование. Таким образом можно прицепиться к любому политическому деятелю. Думаю, правильно, что сегодня многие люди совершенно разных взглядов выступают в защиту Константина Крылова. Я совершенно не разделяю его взглядов, но, тем не менее, поставил подпись под письмом в его защиту. Притом что среди подписантов есть люди, при встрече с которыми мы не только не поздороваемся, но и, вполне возможно, подеремся.

- Почему очередным обвиняемым по 282-й статье стал именно Константин Крылов?

- Могу только предполагать. Скорее всего, кто-то из недоброжелателей написал донос. Обычно в таких случаях должен быть толчок. По опыту я знаю, что нередко хвост вертит собакой.

Могли какие-то влиятельные чеченцы обидеться на кампанию «Хватит кормить Кавказ» и «позвонить» в Кремль. Тот же Кадыров вполне мог попросить «своего друга Путина».

Одно время эта очень удобная для власти статья вообще не применялась. Потом ее стали применять за высказывание радикально-националистических взглядов. Но тогда хоть какая-то была логика. Находили какие-то слова, призывы, которые, возможно, никто бы и не услышал, если бы они появились в приговоре. Это были в основном антисемитские и антимигрантские призывы к избиениям и убийствам. Потом мода сменилась – по 282-й стали «брать за хобот» радикальных либералов. К сожалению, в либеральном лагере пока не сложилось общего отрицательного мнения об этой статье, хотя многие либералы выступают против нее. В том числе Людмила Алексеева.

- Не является ли абсурдность предъявленных Крылову обвинений признаком, что теперь случаи обвинения по 282-й участятся?

- Да я и в отношении себя вполне допускаю такое обвинение. Ведь это, по сути, статья за инакомыслие. Градус противостояния власти и оппозиции вырос. А власть у нас сегодня не стесняется делать глупости.скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24



Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.