Друзья ИГИЛ из «Меджлиса» наконец-то запрещены в России

Друзья ИГИЛ из «Меджлиса» наконец-то запрещены в РоссииИли, лучше сказать, экстремистской организации под фейковым названием «Меджлис крымско-татарского народа». О том, почему это название может писаться исключительно в кавычках, а также в чем конкретно заключается провокационная роль Джемилева, Чубаров, Ислямова и их пособников, и пойдет речь ниже.

Начнем с того, что меджлис терпели долго, слишком долго. Терпели с того самого момента, когда еще во время Крымской весны «татарские активисты» пытались устроить массовые беспорядки в Симферополе, жертвами которых стали более 80 человек, из них двое – погибли. Терпели, когда меджлисовцы вместе с «Правым сектором» устраивали блокаду Крыма, взрывы опор ЛЭП, запугивание и грабеж проезжающих в Крым машин. Терпели все эти бесконечную риторику о том, что, де, все татары страшно ненавидят российскую власть, а власть, в свою очередь, ужасно ненавидит татар, и да начнется партизанская война. Терпели даже создание «батальона смертников», который был сформирован и оснащен на турецкие деньги турецкими же инструкторами и ставил своей целью диверсии и теракты в Крыму… Но терпели лишь до определенного момента.

Чуть отступая от темы, хочу сказать вот о чем: российскую власть вся компания ее врагов любит называть беспредельной, попирающей законы, бандитской, тоталитарной и так далее. Но посмотрите на ситуацию с запретом Меджлиса – он появился уже в тот момент, когда доказательная база была собрана таких огромных размеров, что отрицать очевидное попросту глупо. И – не раньше. Хотя будь Россия страной сталинского типа, Меджлис был бы запрещен в первой же день после смены власти – просто по результатам бойни 26 февраля (кстати, за нее запред Меджлиса Ахтем Чийгоз сидит сейчас в СИЗО в ожидании приговора), как отпетая «контра». А вместо этого – чисто по европейски, скрупулезно, деловито собирали документы, факты, показания целых два года. Я считаю это хоть и несколько медленным, но очень основательным подходом. Цивилизованным.

Отныне же вся финансовая, банковская и пропагандистская деятельность меджлисовцев будет прекращена. Заукраинские СМИ уже успели моментально окрестить это попиранием прав крымско-татарского народа. Но вот вопрос – какое имеет отношение запрещаемая организация к названому народу, кроме самопального «бренда»?

Помогал ли еще в украинские годы Меджлис своему «электорату»? Вот есть отличный материал http://tass.ru/politika/3182010 , где татары жалуются Наталье Поклонской, что никаких конкретных действий по решению проблем они от Джемилева и компании ни разу не видели. Как, собственно, практически и их самих. Лидеры Меджлиса предпочитали с собственным народом контактировать поменьше.

В чем же был смысл и практический резон деятельности этого «высшего органа имени самих себя»? В турецких грантах. Называют разные цифры, но чаще всего звучит сумма в 40-50 тысяч долларов, которые ежемесячно получает Джемилев, и еще существенно больше выделяется Анкарой на «коллективные проекты» типа «татарского батальона». Что парадоксально, те из крымских татар, что проживают в Турции, поддержку Эрдоганом крымских экстремистов не одобряют, так как слишком уж очевидно их сходство с методами ИГИЛ: «Мы обеспокоены тем, что происходит между Россией и Украиной. Явления на границе с Крымом и то, что происходит на границе Турции (с Сирией), почти одинаковые. Действия радикальных исламских группировок и действия «Правого сектора» по блокаде Крыма очень беспокоят нас. Хотелось бы, чтобы этого не было» — говорил на пресс-конференции в октябре 2015 года глава Федерации крымско-татарских общин в Турции Унвер Сель. Это еще раз говорит о том, что даже в самой Турции протурецкий Меджлис находит поддержку далеко не у всех, что уж говорить о жителях Крыма…

В конце концов, Меджлис – далеко не единственное общественное объединение (хотя называть этот коррупционный междусобойчик «общественным» несколько неправомерно) в среде крымских татар. Существует куда более популярное и конструктивное движение «Крым», и слова полпреда по Крымскому федеральному округу Олега Белавенцева вполне справедливы: «Сегодня движение «Крым», а не меджлис является реальным и безоговорочным выразителем интересов крымско-татарского народа. Бывшие лидеры меджлиса Джемилев, Чубаров и Ислямов полностью утратили связь со своим народом, стали преступниками и террористами».

Главное облегчение от запрета Меджлиса испытывают, полагаю, вовсе не крымские власти, а сами татары. Их теперь не будут вовлекать в бессмысленные провокации, не станут прикрываться общим именем их народа для террористических действий, и Меджлис разделит судьбу очередного «правительства в изгнании», никому не интересного и существующего лишь в качестве «политических пенсионеров».скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24

Автор: Григорий Игнатов


Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.