Япония и Россия: откуда взяться дружбе?

Япония и Россия: откуда взяться дружбе?На днях в Стране восходящего солнца прошли выборы. Либерально-демократическая партия Японии (ЛДПЯ) и её традиционный партнёр по коалиции — партия Комэйто — получили 325 из 480 мест в нижней палате парламента (67,7%).


Поскольку лидер победившей партии «автоматически» становится новым премьер-министром, то 19-м по счёту за последние двадцать три года премьером Японии станет Синдзо Абэ. Формально его изберут на внеочередной сессии парламента 26 декабря.



Кое-какие линии интересов партии, а заодно и японского народа, кандидат в премьеры уже обозначил.

Во-первых, после победы ЛДПЯ на выборах он заявил, что одним из приоритетов нового правительства станет укрепление военного союза с Вашингтоном. Он сообщил, что в январе отправится в США.

Во-вторых, на пресс-конференции Синдзо Абэ сделал довольно громкое заявление о решение «проблемы» Южных Курил. Он сказал:

«Я рассчитываю решить территориальную проблему между нашими странами и подписать мирный договор».

Синдзо Абэ также сказал, что надеется на улучшение российско-японских двухсторонних отношений и готов к диалогу с руководством РФ.

Кроме того, лидер либеральных демократов пообещал занять жёсткую позицию по некоторым острым международным вопросам, например. по вопросу об островах архипелага Сенкаку (Дяоюйдао) в Восточно-Китайском море.

Заодно господин Абэ собирается остановить дефляцию (не путать с инфляцией). Он планирует сдерживать рост иены, дабы его страна, ориентированная на мировую экономику, могла побольше заработать на экспорте.

Ещё кандидат в премьер-министры предполагает вкладывать больше средств в развитие и обслуживание инфраструктуры.

Как сложатся отношения России и Японии при новом премьер-министре? Как правильно «перевести» намерение Синдзо Абэ решить курильскую «проблему»?

По мнению руководителя Центра исследований Японии Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов, которого 17 декабря проинтервьюировала М. Ожерельева («Голос России»), господина Абэ, говорящего об улучшении отношений с Россией, понять довольно трудно. Ведь, по словам аналитика, «отношения между Россией и Японией по Южно-Курильским островам никак не сходятся». Учёный говорит:

«Россия устами Путина недавно опять подтвердила свою готовность искать компромиссы по этому вопросу. Но в основе должна лежать Советско-японская декларация 1956 года, которая предусматривает передачу двух островов — Хабомаи и Шикотана — после подписания мирного договора. Японию это не устраивает. Она требует, чтобы Россия вернула все четыре острова.

Когда и в какой форме будет найден компромисс — сейчас сказать очень трудно. Также сложно сказать, насколько готов Абэ улучшать отношения с Россией и что он будет делать в этом направлении, поскольку буквально неделю назад он опубликовал статью в одном из очень авторитетных журналов Японии, где изложил свою программу видения Японии после своего прихода к власти».

И вот в этой-то, что называется, «злободневной», статье господин Абэ весьма резко критиковал Демократическую партию — за «два провала в дипломатии».

Провал №1 — визит президента Дмитрия Медведева на остров Кунашир. Провал №2 — визит в августе текущего года Ли Мен Бака, президента Южной Кореи, на острова Такэсима (Токто).

Вряд ли можно ждать улучшений от Абэ, замечает эксперт, если он будет выступать против поездок российских руководителей на Южные Курилы.

Валерий Кистанов предполагает, что Абэ, скорее всего, постарается не выдвигать территориальную проблему на первый план:

«Наверное, с его стороны было бы правильно немножко отодвинуть в сторону эту проблему и постараться развивать отношения в других сферах — прежде всего в сфере экономики, культуры. Я думаю, что Абэ не заинтересован в том, чтобы сейчас отношения с Россией ухудшались или обострялись на фоне происходящего в японо-китайских отношениях…»

К тому же ключевым приоритетом для Абэ являются отношения с США — именно потому он туда в первую очередь и полетит. Что касается вероятного визита господина Абэ в Москву, то, опять же, тут что-либо предполагать сложно. Аналитик говорит на эту тему следующее:

«Однако мы видим, что в январе Абэ едет не в Россию. Он вовсе не подхватил эту эстафетную палочку у Ноды — он едет в США. Вторым приоритетом для него является Китай. Китай для Японии имеет значительно большее значение, чем Россия. Я думаю, Россия находится на третьем месте после США и Китая. Но я не думаю, что визит будет очень долго откладываться».

Крайне редко японские политические лидеры наезжают в Россию. Премьер-министры Страны восходящего солнца давно не были в Москве, указывает Кистанов. Последний раз это был визит премьер-министра Коидзуми — в 2003 году. Налицо «негативный рекорд»: девять лет ни один японский премьер не посещал Россию с официальным визитом. Это говорит о том, замечает аналитик, что Россия занимает не очень высокое место во внешнеполитических приоритетах Японии.

«Позитивом» здесь может быть то, что Абэ не пойдёт на новый «рекорд», то есть не доведёт старый до 10 лет.

«Но если он приедет сюда, и они с Владимиром Путиным в спокойной атмосфере поговорят о территориальной проблеме, о мирном договоре, это будет уже позитив».

По мнению профессора Университета Хосэй Нобуо Симотомаи (интервью Т. Хлонь, Х. Ясумото, «Голос России»), отношения с Россией вполне могут стать приоритетом политики нового кабинета министров Японии:

«…Что касается связей с Россией, то на фоне обострения отношений с Китаем, я полагаю, японо-российское сотрудничество имеет хорошие перспективы. Кроме того, у Абэ уже есть опыт в дипломатии с Россией, поэтому отношения с РФ могут даже стать определённым приоритетом политики его кабинета, так как он не захочет обострения отношений по поводу территориального вопроса, как это происходит на данный момент с Китаем».

Известный японский журналист Кадзутака Иидзима в целом согласен с профессором:

«Что касается Абэ, то он должен справиться прежде всего с обострением ситуации с Китаем и Южной Кореей. Но самый важный вопрос — восстановление стратегических отношений с США. В этом контексте Россией он займётся после решения первых вопросов в повестке его стратегического курса. Однако Россия считает сегодня развитие Сибири и Дальнего Востока важным направлением, и взаимное сотрудничество с Японией очень важно. Поэтому Абэ должен оперативно составить конкретный план, как продвигать вперед сотрудничество с Россией и одновременно решать территориальную проблему».

Однако, такие «позитивные» заявления расходятся с политикой Абэ, обозначенной в упомянутой выше статье. Как же быть с «жёсткостью» и критикой тех политических оппонентов-конкурентов Абэ, которые, по его мнению, оказались в курильском вопросе слишком мягкими?

Российские эксперты полагают, что позиция нового премьера в отношении территориальных споров, в т. ч. курильских, будет как раз более жёсткой.

Тот же Валерий Кистанов напоминает:

«Абэ очень сильно критикует демократов за так называемые провалы во внешней политике, из-за которых у Японии ухудшились отношения с США, при этом Китай стал сразу же проявлять активность по поводу островов Сенкаку (Дяоюйдао). При ДПЯ состоялись визиты предыдущего президента РФ Дмитрия Медведева на Кунашир и южнокорейского президента на острова Такэсима. В прошлый понедельник Абэ в журнале «Бунгеи Сюндзю» опубликовал на 10 страницах статью, где он изложил своё видение будущего Японии, которое он и собирается реализовывать. Там он прямо пишет, что эти два визита были крупными провалами в сфере внешней политики Японии, которые он собирается как-то устранять. Из этого можно сделать вывод, что, скорее всего, внешняя политика Японии станет более жёсткой…»

Эксперт Андрей Фесюн считает, что японская дипломатия не изменит позиции по поводу южных Курил, но постарается избежать резких обострений в диалоге с Москвой. Главным будет не территориальный спор, а экономика:

«Во внешней политике Япония из-за обострения с Китаем, да и с Южной Кореей, пребывает сегодня в крайне сложном положении. И в этой ситуации ухудшать отношения с Россией ей крайне невыгодно. Наоборот, скорее всего Япония будет стремиться их улучшать или, по крайней мере, сделать более тёплыми. Хотя бы за счет каких-то совместных крупных экономических проектов».

В редакционной статье «China Daily» от 18 декабря говорится, что за японскими выборами внимательно следил не только Китай, но наблюдали и Южная Корея и Россия — т. е. все страны, с которыми Япония имеет территориальные споры. Японские избиратели, пишут авторы статьи, решили, что они хотят в близком будущем справиться с этими проблемами.

Электорат выбрал ЛДПЯ потому, что за последние три года японский народ страдал от многих бедствий — особенно от землетрясения, цунами и ядерного кризиса на «Фукусиме», — а, самое главное, от недостатка уверенности в связи с замедлением экономического роста. Демократическая партия Японии была «наказана» избирателями. Электорат вернулся к ЛДПЯ — несмотря на то, что эта партия-«ястреб» может усилить напряжённость в отношениях с Китаем, ныне основным конкурентом Японии, а заодно её основным экономическим партнёром.

Как и большинство аналитиков, строящих прогнозы в отношении России и Японии, китайские журналисты, тоже осведомлённые о вероятной территориальной «жёсткой» политике С. Абэ, допускают в японской внешней политике, начиная с Китая и оканчивая Россией, скорее прагматизм, нежели враждебность.

Доктор Дас Кунду Ниведита, помощник директора Индийского совета по исследованиям в социальных науках (Нью-Дели), научный сотрудник Йоркского университета в Торонто, Канада, по поводу территориального спора между Японией и Россией высказывает следующее мнение.

Учитывая повышенную активность военно-морских сил в регионе, стратегическое значение Курильских островов за последние годы увеличилось. Ведь Южные Курильские острова — Кунашир, Шикотан, Хабомаи и Итуруп, — которые находятся под юрисдикцией России после окончания Второй мировой войны, образуют стратегические границы между русским Охотским морем и Тихим океаном.

Кроме того, четыре острова богаты природными и энергетическими ресурсами. В последнее время, пишет аналитик, Москва стала подменять территориальный спор принципом «Sankei bunri» (политика отдельно от экономики) и рассматривать Японию в качестве своего партнёра. Это касается и русских программ по развитию Дальнего Востока. Речь идёт о развитии тесных торгово-экономических связей в регионе, особенно в энергетическом секторе.

Тем не менее, вопрос по Южным Курилам отражает глубокие противоречия, которые существуют между двумя сторонами. Проблема создаёт сложную ситуацию и для России, и для Японии, считает эксперт.

Учёный напоминает, что в 1956 году Советский Союз и Япония подписали совместную декларацию, которая положила конец состоянию войны между двумя странами. Был поднят и вопрос о возможности возвращения японцам двух островов — Шикотана и Хабомаи. Однако это могло произойти в том случае, пишет аналитик, когда был бы заключён мирный договор. Но ирония в том, что до мирный договор до сих пор не подписан, и споры продолжаются. Хотя совместная декларация была ратифицирована обеими сторонами, спор о том, что Япония называет «своими северными территориями», остаётся камнем преткновения для заключения мирного договора.

Позднее советский лидер Михаил Горбачёв признал Южные Курилы спорной территорией. Японцы уже надеялись получить немного территориального «позитива», слушая долгие речи социалистического генсека, особенно те их периоды, где говорилось о «заинтересованности в решении некоторых спорных вопросов», но… В 1993-м году президент Борис Ельцин отметил, что декларация 1956 года остаётся в силе. Его слова вновь пробудили дремавшие японские надежды. Тем не менее, и это заявление не принесло никаких конкретных результатов.

Что касается президента Путина, то он, напоминает эксперт, в свой первый срок тоже подтвердил декларацию от 1956 года и признал, что имеет место быть спор о четырёх островах. Он попытался решить вопрос с Японией путём переговоров, основанных на декларации 1956 года. Но всё это затянулось на много лет.

А в начале 2005 года русские чиновники стали утверждать, что острова принадлежат России, и что Япония должна признать суверенитет России над всеми четырьмя островами — до того, как перейти к дальнейшему обсуждению этой темы. Россия также заявила, что законность претензий на острова — отнюдь не открытый вопрос. Москва, таким образом, хотела, чтобы в Токио признали её право на острова, — и только затем начались бы переговоры, в результате которых Япония, быть может, попыталась бы приобрести некоторые из островов.

Вдобавок Япония осложнила вопрос скандалом. Когда президент России Дмитрий Медведев побывал на островах, тогдашний премьер-министр Японии Наото Кан назвал его визит «непростительной грубостью».

Что делает Япония сейчас?

Дас Кунду Ниведита считает, что современные японские руководители стараются установить партнёрские отношения с Россией по широкому кругу вопросов без использования аргументов о спорных островных территориях.

Ведь для Японии Россия может стать необходимым союзником в деле предотвращения китайского господства в Восточной Азии. Японию интересует доступ к русскому газу и нефти — из сибирских и сахалинских месторождений. В прошлом году японские лидеры объявили, что они готовы рассмотреть возможность участия в совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах, если только такая деятельность не окажет негативного влияния на претензии Японии на спорные территории. Руководство Японии понимает, что немедленно разрешить территориальные споры не удастся, и поэтому вряд ли допустит, чтобы из-за этого пострадало сотрудничество двух стран.

По мнению аналитика, нынче положение дел таково, что обе страны не в состоянии ни решить, ни усложнить островной вопрос. В настоящее время политические элиты в обеих странах не в состоянии принимать непопулярных решений и переводить общественный дискурс в пользу каких-то новых инициатив. «Режим президента Путина», пишет эксперт, не может принимать каких-либо решений по этому вопросу сегодня. Японское правительство тоже было ослаблено десятилетиями медленного экономического роста и народного недовольства, выразившегося в виде протестов против широко распространённой коррупции среди политической и бизнес-элиты. К тому же в 2011 году цунами и «ядерный кризис» уничтожили среди японской общественности остатки доверия к правительству. Новые лидеры не станут брать на себя большой риск непопулярных внешнеполитических инициатив, которые могут иметь негативные последствия.

Как же найти решение?

Его аналитик видит в «творческом подходе».

Разумеется, войны между Японией и Россией нет, несмотря на то, что две страны, кажется, не в состоянии построить нормальные отношения путём заключения взаимоприемлемого мирного договора, который надо признать давно просроченным. Поэтому обе стороны должны проявлять творческий подход для нахождения взаимоприемлемого решения, которое могло бы положить конец территориальному спору. И здесь важно продолжать переговорные усилия.

В настоящее время, пишет аналитик, русско-японская торговля и поток инвестиций очень малы, хотя потенциал здесь как раз высок. Для расширения торгово-экономических отношений сегодня имеется масса возможностей — и у Японии, и у России. Тем не менее, оба государства крайне осторожны при инвестировании средств в территории друг друга.

Наконец, важно строить доверительные взаимные отношения и «отодвинуть» территориальный спор в сторону.

Тёплые отношения между Россией и Японией представляют интерес для всех других стран региона. С точки зрения поддержания мира и безопасности в регионе мягкое решение существующего островного вопроса — в интересах всех стран.

Итак, чтобы «мягко» подойти к решению долгого территориального спора, Токио и Москва, по мнению экспертов и аналитиков, должны в первую очередь сконцентрироваться не на самом споре и немедленном поиске решения, а на двустороннем экономическом сотрудничестве, вероятно, сделав акцент на региональной интеграции. Только в этом случае возможен тот самый «позитив» в отношениях, которого ждут и в России, и в Японии.скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24



Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.