Кому выгодны арбузно-литейные и заборо-строительные вузы?

Кому выгодны арбузно-литейные и заборо-строительные вузы?Медведев предлагает объединять вузы в крупные образовательные центры, новый министр образования Ливанов во второй же день своего назначения на пост заявил, что собирается сократить количество бюджетных мест в ВУЗах в два раза. Кажется, чиновники сговорились поставить крест на высшем образовании. Как доказательство тому еще одно ноу-хау – объединение столичных (и не только) ВУЗов.

Накануне студенты и преподаватели Московского горного государственного университета вышли на улицу, чтобы выразить недовольство объединением одного из старейших институтов страны с Институтом стали и сплавов. Почему объединению подверглись два разнопрофильных вуза и какими родственными узами связан с одним из них новый министр образования, рассказал президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков.


Вопрос: Как Вы в целом относитесь к идее объединения и укрупнения вузов?

Сергей Комков: Отношусь достаточно осторожно, потому что у нас, как обычно, делают все, не подумав и не прописав очень серьезно все эти действия. Практика показывает, что под укрупнение попадут те вузы, которым укрупняться не надо, а те "шарашкины канторы", которые просто собирали деньги с людей и не давали образования никакого, просто выдавая дипломы, могут остаться. В целом, позиция моя такова, что порядок надо наводить и сокращать огромное количество филиалов и филиальчиков, сидящих в одной-двух комнатках, в неприспособленных помещениях, не имеющих научно-педагогических кадров. Но делать это надо очень грамотно и, главное, - к этому надо подключить серьезные силы независимых экспертов, потому что, еще раз повторю, практика показывает, что когда это делают чиновники, очень часто работает принцип "полного портфеля". К чиновнику подъезжает представитель той или иной "шарашкиной канторы", привозит ему упакованные в портфелях пачки с деньгами, и вуз этот продолжает работать. А тот, кто честно работает, имеет хорошие результаты, но не идет на вот эти сделки с чиновниками – оказывается за бортом. К сожалению, такова реальность нашей жизни.

Вопрос: Кому это выгодно?

Сергей Комков: Вообще реструктуризацию вузов выгодно проводить для страны. У нас уже ситуация эта назрела и перезрела, потому что Европа, да и не только Европа, не признает наши дипломы о высшем образовании, потому что в системе высшего профессионального образования у нас творится полнейший бардак. Они знают, что у нас арбузно-литейные и заборо-строительные вузы, которые ничему не учат, но, тем не менее, государственные дипломы выдают. Кроме того, я думаю, что логично было бы, чтобы реструктуризация высшего образования привела еще и к тому, чтобы мы ушли от единого государственного диплома. Каждый вуз должен проходить процедуру лицензирования и нести ответственность, вплоть до уголовной, за свою деятельность, но выдавать диплом свой собственный, чтобы работодатели, которые столкнутся потом с этим специалистом, знали, кого конкретно надо спросить. Так существует во всех ведущих вузах мира.

Вопрос: Не означает ли это, что мы в очередной раз копируем европейскую программу?

Сергей Комков: А я не вижу здесь копирования. В Европе уже давно существует порядок, и у них нет необходимости в проведении какой-либо реструктуризации системы высшего образования. Эта система у них сложилась не то что десятилетиями, она столетиями уже отработана. И если в Европе существует какой-то вуз, то он уже имеет серьезную историю и там работают серьезные кадры. Я в Европе не видел ни одной "шарашкиной канторы", которая бы работала в подсобке магазина и выдавала бы дипломы непонятно какого образца. Так что, здесь мы никого не копируем. Просто есть реальная проблема, которая уже назрела.

Вопрос: Сейчас проходит объединение горного института и института стали и сплавов. Объединение очень тяжелое, так как МГГУ упирается и устраивает акции протеста против объединения. Как Вы относитесь к этому слиянию?

Сергей Комков: Объединение горного института с МИСиСом - серьезная проблема. Я даже вижу в этом систему рейдерского захвата. Здесь речь вообще не идет ни о каком объединении. Объединять можно однопрофильные вузы, а горный институт и институт стали и сплавов – это совершенно разные вузы, у них совершенно разная направленность, разные профессиональные характеристики должны быть на выходе из этих вузов, и подобное объединение является не просто опасным, а преступным. Оно напоминает систему рейдерского захвата, чтобы захватить помещение конкретного института. В данном случае речь идет о захвате горного института. Вот если подобные объединения проводить, то лучше их не проводить, потому что это граничит с уголовно-наказуемым деянием.

Вопрос: То есть институт стали и сплавов хочет захватить помещение горного института?

Сергей Комков: Да, институт стали и сплавов. Они это и делают очень успешно. Понятно, что институт стали и сплавов не просто большое серьезное учебное заведение, но это еще и кузница российских политических кадров. Из этого института вышли такие люди, как Михаил Фридман, там учился в свое время, но, правда, выгнали его, так и не доучился, господин Сурков, кроме того, долгое время институтом руководил господин Карабасов, который одновременно руководил и московской партийной организацией "Единая Россия", после него институтом руководил его зять, господин Ливанов, который стал теперь министром образования и науки России. То есть это институт, который имеет серьезные политические корни и, естественно, они считают, что им все можно, и, в том числе, уничтожить институт с очень серьезными историческими традициями, каковым является горный институт.

Вопрос: Какие вообще есть критерии объединения?

Сергей Комков: Критерий может быть только один - улучшение качества профессиональной подготовки. И с этой целью можно сливать только однопрофильные вузы, если такие есть в одном регионе. Допустим, есть в одном городе два металлургических института. Для того, чтобы качество подготовки специалистов значительно повысить, можно два этих металлургических института объединить в единый вуз. Если в городе, допустим, есть два института пищевой промышленности, чтобы повысить качество подготовки специалистов в области пищевой промышленности, эти два института можно объединить. Но если в городе есть педагогический институт и есть классический университет, уничтожать педагогический институт и вливать его в классический университет, с целью повышения качества подготовки специалистов, нельзя, потому что педагогический институт имеет особую специфику, и мы уже и так понатворили бед, объединяя педагогические институты с университетами, и делая их всего лишь на уровне факультета этого самого регионального университета. То есть в каждом случае надо смотреть, каждый случай индивидуален.

Вопрос: Что касается филиалов различных вузов в регионе, они не будут упраздняться?

Сергей Комков: С филиалами надо разбираться. Есть филиалы, которые действительно осуществляют большую учебную и научную деятельность и, фактически, являются отраслевым мини-институтом в данном региональном центре – такой филиал ни в коем случае нельзя закрывать. А есть масса всякого рода "шарашкиных контор", которые лишь считаются филиалом. Мы с одним таким разбирались недавно в Оренбурге. Филиал института с громким названием "Всемирный технологический университет", ни много, ни мало. А сам филиал сидел в магазине в двух комнатах, и якобы готовил специалистов по энергетике. То есть опять-таки "шарашкины канторы", конечно, надо ликвидировать, но с каждым случаем надо разбираться. Россия такая уникальная страна, что здесь двух одинаковых случаев не бывает.

Вопрос: Как решается, кто будет ректором объединенного вуза?

Сергей Комков: Вообще, по-хорошему, решать это должны профессорско-преподавательские коллективы. Но у нас теперь действует другое положение, и ректоров теперь назначает министерство образования, и подписывает с ними контракт, что я считаю в корне неправильным, что извращает всю суть внутривузовской демократии, потому что ректор всегда был первым среди преподавателей, его преподаватели избирали сами на определенный срок, и они всегда могли с этого ректора что-нибудь спросить. А сейчас это человек, которого назначает министерство, и, если он в чем-то хорошо себя проявил перед министерством, независимо от того, является ли он ученым, специалистом и вообще способен ли он руководить вузом - он становится ректором. А коллектив профессорско-преподавательский, оказывается, вообще здесь не причем, и они вынуждены порой подчиняться этому совершенно тупому, неграмотному и наглому человеку.

Вопрос: Что ждет преподавателей, работающих в объединяющемся вузе?

Сергей Комков: Я не думаю, что будут массовые увольнения, потому что все таки не очень большое количество преподавателей работает в наших вузах, все, кто мог, уже давно сбежали отсюда. Поэтому, о массовых увольнениях речь, я думаю, не идет, но все равно, часть квалифицированных кадров мы потеряем. Причем, я думаю, в первую очередь, под увольнение попадут самые квалифицированные кадры, потому что они самые неудобные для общения с чиновниками.

Вопрос: А что будет со студентами, которые обучаются в объединяющихся вузах?

Сергей Комков: По закону, им должны предоставить возможность закончить обучение по начатой специальности либо в другом вузе, либо в том, с которым объединяют этот, но на самом деле для многих просто не найдется места, особенно это касается бюджетников. И ребятам, которые учились на бюджете, будет предложено продолжить обучение, но уже на договорной основе. Многие это просто не потянут, потому что у нас качество образования падает, а цены растут. Мы по ценам уже скоро догоним Гарвард, а по качеству мы от него отстаем на 125 позиций.

Вопрос: Но это ведь незаконно - заставлять бюджетников оплачивать свое образование.

Сергей Комков: Ну незаконно, но других вариантов нет. Им предложат тогда переводиться в другой вуз в другом регионе или по другой специальности. Тут просто будут ставить студента перед фактом.

Вопрос: То есть в ближайшее время мы можем ожидать глобального сокращения количества вузов?

Сергей Комков: Ну, Ливанов в первую очередь заявил о том, что он будет сокращать бюджетные места, а потом уже решать вопрос с сокращениями вузов. Я думаю, что это все начнется одновременно. С учетом того, что я прекрасно знаю позицию Ливанова – он ярый сторонник платного высшего образования – скорее всего, нам следует ожидать, что в ближайшие год-два, у нас начнется резкое сокращение ребят на бюджетных местах.

Вопрос: К чему это приведет?

Сергей Комков: Это может привести к очень серьезным социальным последствиям. Мы видим, как в Европе на это реагируют – как только там встает вопрос о повышении оплаты за высшее образование, или небольшом сокращении бюджетных мест, там на улицы выходит молодежь, переворачивает автомобили, жжет офисы… В свое время, в конце 60-х, из-за этого слетело правительство генерала де Голля во Франции. Что касается недавних примеров – правительство Греции ушло в отставку из-за массовых молодежных студенческих выступлений. Дойдет ли у нас до этого? Вполне возможно, хотя очень бы не хотелось.

Вопрос: Получается, что мало у кого будет возможность поступить в высшее учебное заведение...

Сергей Комков: Понимаете, у нас неправильный крен был сделан за последние 20 лет. Это было связано с уничтожением среднего профессионального образования. Весь мир среднее профессиональное образование развивает, а мы его уничтожали. И это привело к тому, что буквально все после 9-ого класса переходят в 10-11 классы, и 90% ориентируются на вуз. Хотя, я достаточно долго уже живу в Чехии, там в старшие классы, то есть в гимназию, идет только порядка 40% тех, кто заканчивает 9-й класс, а все остальные идут в систему профессиональной школы. Они получают хорошую профессию, и все, конечно, могут потом идти учиться в вузы, но, в первую очередь, они получают профессию, и это считается нормой. А мы всех, к сожалению, переориентировали на высшую школу.

Вопрос: Так в итоге из-за объединения вузов будет проблема с нехваткой мест для желающих получить высшее образование?

Сергей Комков: Страшно не то, что мест не будет хватать, а страшно то, что бюджетных мест не будет хватать. Господин Ливанов собирается сократить в два раза количество бюджетных мест, и это будет катастрофой. В Европе на сегодня идут к цифре 90 на 10. То есть 90% бюджетных мест и 10% платных. А мы идем в обратную сторону. У нас к 2030 году будет 90% платных мест и только 10% - бюджет. Это говорит о том, что наша образовательная политика не социально ориентированная. Она рыночная. А рыночные отношения в образовании - это очень опасная вещь.
скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24


Источник: "Накануне".

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.