Патриарх Кирилл: о том, что действительно важно

Патриарх Кирилл: о том, что действительно важноИнтервью Патриарха «Вестям Недели» задаёт тон тому, как мы, люди связывающие себя с исторической Русью, призваны встречать вызовы времени. Спокойная твёрдость Патриарха может и должна служить образцом для всех нас.

Отвечая на вопрос относительно нападок на Церковь, Патриарх отметил, что целью провокаций было «проверить: а действительно ли наш народ привержен вере? а способен ли он её защитить?» Провокаторы убедились, «что перед ними не безликая масса тихого, аморфного большинства, а народ, который способен защищать свои святыни».

По словам Предстоятеля, произошла атака на «ценностное измерение жизни». И эта атака провалилась: по данным опросов, «процент людей, которые одобряют кощунство, — в рамках социологической погрешности; Абсолютное большинство нашего народа выступает за законы, которые ограничивали бы распространение греха».

Патриарх подробно остановился на обвинениях в «сращивании Церкви и государства». Он подчеркнул, что это просто миф; Церковь никоим образом не стремится к такому сращиванию и находит его вредным для своей миссии: «Церковь считает, что только свободная Церковь имеет возможность духовно влиять на людей, что всякое сращивание, всякая клерикализация архиопасна для проповеди. Мы же проходили через все это в дореволюционное время. Там было сращивание, но не по вине Церкви, а по вине государства, которое оккупировало Церковь». Обвинения в «сращивании», по словам Патриарха, связаны с тем, что «последние двадцать лет та самая Церковь, которую обвиняли в бездействии, в неспособности осуществлять миссию в современном мире, достигла очень больших результатов в просвещении нашего народа. Наш народ становится православным». Среди верующих людей есть и политики, у которых есть такое же право выражать свою веру, как и у всех остальных. Патриарх также указал на то, что практика, которая у нас некоторыми людьми воспринимается как «клерикализация», совершенно обычна для большинства стран мира: «Почему не делается вывод о сращивании Церкви с американским государством, когда нам показывают капелланов в Афганистане? Почему не возникает вопрос о сращивании, когда в регулярных войсках почти всех европейских стран на профессиональной основе работают капелланы?»

Как отметил Предстоятель, «не сращивание, а христианизация нашего общества — вот что пугает наших оппонентов... Конечно, ещё не так, как нам бы хотелось, но, может быть, вся эта шумиха и поднимается для того, чтобы нас остановить. Хочу сказать: не остановит».

Ещё одна важная тема, затронутая в интервью, — визит Патриарха в Польшу. «В диалоге с Католической Церковью Польши, который длился три года, мы договорились о том, что ключевым словом в этом акте примирения должно быть слово «прости». Мы просим друг у друга прощения — как христианские общины, как христианские народы, исполняя волю Самого Спасителя. Мы хотим в наших двусторонних отношениях продемонстрировать нашу верность Христу, нашу верность евангельским ценностям, ибо во имя этой принадлежности к евангельским ценностям мы испрашиваем друг у друга прощения... И я глубоко убеждён, что сегодня созданы мировоззренческие и психологические предпосылки для того, чтобы окончательно перевернуть тяжёлую страницу, на которой написаны взаимные обвинения, пришедшие к нам из прошлого, и начать новую страницу в отношениях двух христианских народов, перед которыми стоят одинаковые вызовы, связанные с разрушением христианской культуры в Европе, с отказом от христианских нравственных ценностей. Мы выступаем с одних и тех же позиций, защищая нравственность».

Патриарх отметил волю к примирению, которую он увидел во время своего визита: «Когда я приехал в Польшу, я был поражён, с каким энтузиазмом польский народ откликнулся на совместное послание двух Церквей народам России и Польши».

Польский вопрос побудил Предстоятеля указать некоторые важные нравственные ориентиры, связанные с патриотизмом и восприятием национальных побед: «Празднование победы русского оружия не означает торжества над врагом. Мы празднуем нашу победу, а не их поражение, не их военную неудачу, ведь настоящий воин всегда испытывает уважение к достойному противнику. Так же и празднование четырёхсотлетия нашей победы и окончания Смутного времени не означает непочтительного отношения к другой стороне, и ещё раз хочу сказать: это никак не связано с торжеством над их неудачами».

* * *


Итак, следует отменить три тезиса, развитых Патриархом.

Во-первых, нападки не заставят Церковь прекратить трудиться над христианизацией общества. Некоторым хотелось бы, чтобы Церковь укрылась в каком-нибудь духовном гетто, отказавшись от своей ответственности за общество и предоставив другим силам определять его будущее. Патриарх ясно сказал — этого не будет.

Во-вторых, Церковь последовательно придерживается той позиции, которую уже неоднократно заявляла — она не стремится к статусу государственной. Параноидальные страхи некоторых публицистов, что у нас вот-вот водворится «православный Иран» являются именно параноидальными. Государственная Церковь там, где она существует — в Великобритании, и скандинавский странах — отнюдь не мешает существованию демократического общества с высоким уровнем личных свобод. Но это не полезно для самой Церкви.

В-третьих, Патриарх обозначил контуры христианского патриотизма — который питается любовью к своему, а не ненавистью к чужому, празднует свои победы — но не злорадствует над чужими поражениями. И этот последний момент хочется отметить особо — потому что это не реакция на какой-то вызов, не ответ на нападки, это часть усилий Церкви по выстраиванию идентичности России как христианской страны, жители которой чтут своё прошлое и строят своё будущее на прочном фундаменте.

Потому что кампании нападок начинаются и сходят на нет, и текущая уже заметно выдохлась. Церковь же трудится над тем, что действительно важно — над созиданием душ людей и созиданием человеческого общества.

Сергей Худиевскачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24


Источник: "Однако".

vpaster
  • vpaster
  • 11 сентября 2012 13:55
Католическое и православное духовенство, осуетившись в умствованиях своих, с самого начала своего существования установили извращенное толкование слов «всякая власть от Бога», тем самым попали под заблуждение. Будучи сами в заблуждении они создали благодатную «почву» для введения в заблуждение народов. Когда народ находится в заблуждении (употребляют словосочетание манипуляция сознанием) им можно легко повелевать в своих корыстных целях. Введенные в заблуждение, люди не слышали и не соблюдали заповедей и законов (можно сравнить с действием вируса в работе компьютера) не вели брани против начальств и властей. (Ефесянам 6:12) «Потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных». Надуманные заповеди человеческие были узаконены, как догмы о власти и не позволяли критиковать (обличать) или обсуждать дела и слова религиозного духовенства и светской власти (правителей и руководителей государства). Но в Евангелие есть предупреждение об обязательном обличении согрешающих, для их же пользы. (1-е Тимофею 5:20) «Согрешающих обличай перед всеми, чтобы и прочие страх имели». Придуманные людьми законы запрещали обличать неправедные дела и поступки начальств и властей, тем самым способствовали нечистым духам и бесам овладевать их душами. Получалось так, что духовенство по удостоверению своего ума (сатана вложил в сердце мысль) «убивали сами себя» (лишали жизни вечной). Установленные запреты способствовали заблуждению и распространению власти зверя. То же самое происходит и сегодня. Власти и начальства оградив себя законами от блудницы, запретили судить судом правды (обличать, говорить правду) неправедные дела их (дела тьмы), тем самым позволили зверю еще больше властвовать над собой, «продали души».
Добавить комментарий
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.