Эдуард Лимонов: У лозунга о пересмотре итогов приватизации огромный потенциал

Эдуард Лимонов: У лозунга о пересмотре итогов приватизации огромный потенциалЛидер "Другой России" Эдуард Лимонов рассказал о том, почему из "болотного" протеста постепенно вымыло левое крыло, как дальше будет развиваться левая идея в России и как он относится к тому, что его блог теперь цитируют федеральные телеканалы.

Вопрос: Эдуард Вениаминович, как вы считаете, левый протест окончательно выброшен из протестной тусовки как опасная, по словам либералов, "левая чернь", "быдло" и так далее? Даже Удальцова уже практически не слышно, а левую повестку и левые лозунги транслируют за пределами Болотной и Сахарова. Вы, например, в том числе, и Захар Прилепин. Но при этом, кажется, пока только левые тянут на себе всю уголовную ответственность за протестные выступления зимы и весны прошлого года и сопутствующие им события.

Эдуард Лимонов: Ну, например, коллаборационизм Удальцова еще заметен. Он ходит на их (КСО, - прим. Накануне.RU) заседания. Последнее - защита с его стороны продажи детей в США идет совершенно вразрез со всеми левыми убеждениями. Левые всего мира традиционно настроены антиамерикански, считают Америку причиной всех конфликтов в мире.

Вопрос: Как то, что вы называете "коллаборационизмом" Удальцова, отразилось на левом движении?

Эдуард Лимонов: То, что Удальцов увел туда часть людей, безусловно, сказывается на общем имидже левых. Это нетрудные для понимая процессы. Малочисленная наша городская буржуазия имеет огромный ресурс информационный и финансовый, поэтому она везде и присутствует. При этом она брат-близнец власти и свободно перетекает из оппозиции во власть и обратно. Понятно же, что националисты и нацболы - все мы нищие, по сравнению с либералами, поэтому они на виду. Но история буржуазной оппозиции очень грустная, если завтра в стране пройдут свободные выборы, о которых она так печется, то буржуа получат на них 7-10% и все. Понятно, почему Pussy Riot в стране непопулярны, выдача российских детей за границу непопулярна и так далее.

Вопрос: Представляется, что левый лагерь раздроблен и разобщен, а противоречия внутри него абсолютно непримиримы.

Эдуард Лимонов: Левые раздроблены, да. И объективная причина этой раздробленности - существование Коммунистической партии России господина Зюганова. До сих пор левые это не преодолели. Зюганов - огромный злодей на "левой поляне", и если кто и угробил левое движение в России, то это он, его коллаборационизм. Вот вам и ответ на вопрос ваш.

Вопрос: И этот раскол преодолевается? Как обстоят дела?

Эдуард Лимонов: Дела обстоят так, как они обстоят. Не иначе. Но все равно левое движение имеет больше перспектив, чем гремящие, вопящие бестолковые либералы.

Вопрос: Однако, либералы пусть и безуспешно, но пытаются уже много лет собрать коалицию либеральных сил, на левом фланге подобной активности не наблюдается.

Эдуард Лимонов: Погодите, ну какую коалицию? Я уже был с либералами в коалиции с 2006 года. Был, пока они были вменяемые: не изолировались сами, не изолировали других. Все хотели в свое время сотрудничать с либералами. Часть наших политических сил оппозиции до сих пор сотрудничают. Но они же тоталитарны! Они не хотят делить ни с кем свое информационное поле, свои финансовые ресурсы. Со временем они решили, что ни в ком не нуждаются. Взяли ряд подставных фигур, добавили в прейскурант. Знаете, как меню в ресторане - чтобы было: левые Удальцова, националисты Тора и Крылова - все. Но как Удальцов не представляет, кроме себя, хоть сколько-нибудь заметную часть левых, так и националист Тор ненепопулярен в своей среде. Он ходил когда-то к нам на Триумфальную, но, простите, кроме него за ним никто не приходил, также как за Немцовым. Максимум человек пять приводил. Людей у "ручных" националистов, которые ходят с либералами, фактически нет.

Непонятно и чего либералы ходят. Каждый раз хвалятся количеством, как будто количество – это цель. Необходимо не количество, а какие-то изменения в стране, а их нет. Хоть и миллион выйдет на улицу, как они хотят, все равно не будет ничего, потому что этот "миллион" будет опять вести себя трусливо.

Вопрос: Вы не понаслышке знакомы с политической жизнью Европы. Как на Западе развивается левое движение, в чем отличие от России?

Эдуард Лимонов: Почему вы считаете, что оно там развивается? Оно никуда не развивается.

Вопрос: Социалист Франсуа Олланд – президент Франции, разве это не развитие?

Эдуард Лимонов: Франсуа Олланд? Такой же буржуа. В Европе левое движение выродилось. Политические партии левые выродились в милитаристскую, пускающуюся в авантюры небольшую клику. Смысл в другом. Социалистическая история, история левого движения существенно длиннее российской. У них уже Жорес был известен все стране в начале XX века (Жан Жорес - французский политик конца XIX начала XX века, один из лидеров левого движения Франции, - прим. Накануне.RU), социалисты уже тогда представляли огромную силу. Вот и все. А у нас пока еще зелено все. А тут еще господин Путин, который заморозил все политические процессы к чертовой матери.

Вопрос: Только ли Путин камень преткновения? Часто можно услышать мнение, что западные левые, политологически и психологически напоминают некоторых российских либералов: права ЛГБТ, феминизм, развитие многочисленных свобод. А российские левые часто сталинисты. Поэтому водораздел между западными леваками и левыми на постсоветском пространстве - фигура Сталина.

Эдуард Лимонов: Да это неважно. Это ложная проблема. Сталин давно мертв. Давно страна перешагнула через него. Это знаете, когда провокаторы хотят кого-то зацепить, они задаются вопросом о Сталине. Глупый политик начинает отвечать, умный политик, что бы он ни думал о Сталине, старается либо промолчать, либо сослаться на литературу. Сталин абсолютно неважен, он мертв, он теперь ложная проблема. Поэтому умный политик уйдет от ответа, понимая, что любой ответ на этот вопрос отнимет от него что-то. Как бы он ни ответил, он обязательно вызовет неприятие либо от либералов, либо от коммунистов. Поэтому я лично никогда не отвечаю на вопросы о Сталине. Зачем? Кому интересно мое личное отношение? Никакого отношения к сути событий это не имеет.

Вопрос: Если продолжить вашу мысль, то можно подумать, что тема Сталина очень удобный политтехнологический прием, она же разделяет левых и внутри страны, разве нет?

Эдуард Лимонов: Тема Сталина - это ловушка для дураков. В нашем обществе сегодня человек, тем более политик, не может честно ответить на это вопрос, ничего не потеряв. Вот когда фигура Сталина "устаканится" в истории, как фигура Наполеона, тогда – может быть. Хотя я сомневаюсь, что даже фигура Наполеона уже устаканилась.

Вопрос: Какие перспективы сейчас у либерального крыла протеста, как вы считаете?

Эдуард Лимонов: У нее нет будущего. Она сделала все, что могла. Мы живем в либеральной экономике. Ельцин создал либеральную экономическую и политическую систему, Путин как авторитарный лидер снизил уровень либерализма в политике, но экономика все равно либеральная. Я на днях на экране телевизора наблюдал господина Кудрина, мирно ожидающего, когда господин Медведев закончит что-то отвечать журналистам. По-видимому, он прилетел с ним. К чему я это говорю? Либеральное восстание у нас не имеет шансов, потому что власть у нас либеральна. Как может быть либеральная революция против либеральной власти? Такого не бывает.

Вопрос: Сейчас, кстати, все чаще слышится мнение, что либералам просто невыгодна революция, как раз из-за опасений перед теми, кого они называют "левой чернью".

Эдуард Лимонов: Они и не думали восставать. Они сдали протест. Вы же знаете мою позицию. Протест был сдан еще в 8-9 декабря 2011 года. Теперь об этом не говорит только ленивый, а раньше я один говорил, и меня все осуждали. А теперь уже и Евгения Альбац присоединилась к хору людей, доказавших, что это уже произошло. Они не хотят, конечно, никакой революции и никогда не хотели. Они были уверены, что сговорятся с властью и обманут ее, а революцию они делать не собирались. Их бы устроил государственный переворот, смена кабинета премьер-министра и президента - все.

Вопрос: А что могут противопоставить союзу либералов и власти левые?

Эдуард Лимонов: На форуме левых сил, на котором я присутствовал в конце прошлого года, три четвертых выступавших заявляли о своем неприятии Удальцова и союза с либералами. А если кто и выступал "за", то это вновь образовавшиеся вновь организации, которые наряду с этим отстаивали права геев и лесбиянок, белоленточники, которые пришли в левое движение, что называется, "на Удальцова". Надо сказать, что старых левых поклонники Удальцова достаточно сильно раздражают, потому что они нарушают все их традиции. Ну невозможно, чтобы левые ходили на митинги за усыновление наших детей Соединенными Штатами. Я понимаю эмоции, вызванные этим законом, но, кроме эмоций, есть же "левый" разум, рационализм, левые традиции, которые говорят, что США - жестокая империалистическая держава. Тут левые смыкаются с националистами, для которых отдача русских детей куда-либо – вообще табу.

Вопрос: Однако ни националисты, ни отдельные левые лидеры не спешат размежевываться с либералами.

Эдуард Лимонов: А из левых больше никого и нет. Кто?

Вопрос: Захар Прилепин, например, который лишь летом выступил с известным письмом Сталину, а до этого высказывал поддержку протестующим. И сейчас его позиция не очень ясна.

Эдуард Лимонов: Ну, вы знаете, вы тогда можете сказать, что Лимонов сотрудничал с Каспаровым и Касьяновым. Да, сотрудничал, пока не выяснилась абсолютно враждебная суть этих людей. Они не хотели с нами вместе добиваться победы, они хотели нас лишь использовать. Я думаю, что до Прилепина дошло все это и он это прекрасно понял.

Вопрос: Вы, ваша партия, ощутили к себе повышенный интерес, поддержку людей после того, как заняли антилиберальную позицию?

Эдуард Лимонов: Вы знаете, мы находимся на полулегальном положении. Нас постоянно судят за партию, которая была давно запрещена. Только что почти ничем закончился процесс, на котором осудили наших ребят. Суды идут постоянно. В Приморье, в Центральной России. Мы, знаете, не находимся в таком партийном режиме, когда можно что-то подсчитывать. Но да, мы заметили, что в последние месяцы людей стало больше. Повторю – насколько мы можем видеть. До сих пор, конечно, 60 регионов у нас есть, правда видно все не очень четко, но определенной информацией мы располагаем.

Вопрос: После того, как Вы стали жестким критиком либералов, ваши колонки появились в "Известиях", вас показали в новостях по "Первому каналу"...

Эдуард Лимонов: Меня не показывают по "Первому каналу". Это моя четкая и постоянная позиция. Меня приглашают постоянно и НТВ и "Первый канал". Я решительно никуда не хожу. Я говорю тем, кто мне звонит: "Вы имеете право зачитывать в эфире мой ЖЖ, он доступен всем, но к вам я не пойду". Поэтому то, что вы говорите, не соответствует действительности. Так хочется моим противникам, которые любят, чтобы мир был черно-белым. А я имею свою позицию, партия имеет свою позицию, которая сложилась в те времена, когда Путина еще в проекте не было. Я следую тем принципам, которые провозгласил в начале 90-х годов.

Вопрос: Может быть, после этого вами и молодыми людьми из НБП перестанут так сильно интересоваться силовики? Может быть так, что это начало легализации партии в политической системе?

Эдуард Лимонов: Это ваши иллюзии. Не работает власть наша таким образом. Она далеко не так монолитна, и сверху редко бывают по какому-то поводу четкие, внятные сигналы.

Вопрос: А разве не так было с Рогозиным? Ведь в каком-то смысле Рогозин легализовал националистов.

Эдуард Лимонов: Для начала. Однозначно - Рогозин никогда не был похож на Лимонова. Хитрый парень, который делал свою карьеру на том, что все время кого-то сдавал. Чтобы получить должность посла при НАТО, он встречался со мной и Каспаровым и очень настаивал, чтобы встреча прошла на открытом пространстве, в ресторане на Кутузовском проспекте (дело было летом), и негодовал, что мы пришли раньше него и сели внутри. Он очень, видимо, хотел, чтобы нас засняли. Наверняка шантажировал Кремль, что уйдет в крутую оппозицию и создаст крутую коалицию. Это был, если я не ошибаюсь, 2006 год. И уже было объявлено время нашей общей пресс-конференции, на которую он не приехал, а через два дня все узнали, что он получил должность.

Вопрос: А вы бы хотели легализоваться и легализовать НБП?

Эдуард Лимонов: С самого начала мы готовились к участию в выборах. Создали партию "снизу", подали документы на регистрацию. Но с самого начала нас никуда и не пускали. О чем вы? Мы перепробовали все легальные возможности. Но регистрации не случилось и никогда не случится, во всяком случае, мне кажется, пока я возглавляю партию. Хотя, думаю, даже если останутся лидеры среднего звена, которые формировались при мне, партию все равно никуда не пустят, у них есть рапорты спецслужб по нашему поводу. Я в свое время сидел, вы знаете, какие у меня были обвинения. Возможности нашей организации они знают. Знают, что мои ребята не трепло и не болтуны, знают, что у нас есть огромный потенциал.

Вопрос: Есть ли перспективы у левой повестки, у конкретных лозунгов, которые она сейчас сформировала, например, у лозунга пересмотра итогов приватизации? Или союз власти и либеральной оппозиции "задушит" ее в медиа?

Эдуард Лимонов: Я не должен думать так. Я просто не имею на это право - жить с готовым пессимизмом. Никто так не работает. Я уверен, что у лозунга о пересмотре итогов приватизации есть огромный потенциал. Пока только мы, левые, выдвинули этот лозунг, и я думаю, что именно он способен завоевать симпатии подавляющего большинства российских граждан. Опросы различные, их много, я не буду перечислять, дают от 80 до 90% людей, которые хотят пересмотров итогов приватизации. При этом половина или существенная часть населения не хочет беспорядков при таком пересмотре, но сам пересмотр - как факт - хочет очень серьезное большинство.скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24

Автор: Эдуард Лимонов

Источник: "Накануне".

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.