"Они были готовы стрелять в людей на улицах". Еще раз о "демократических выборах" 1996-го

"Они были готовы стрелять в людей на улицах". Еще раз о "демократических выборах" 1996-гоВыборы президента в 1996 году стали первыми полноценными выборами в условиях постсоветской России. Борис Ельцин, доведший страну до отчаянного состояния реформами "шоковой терапии", пытался удержаться на своем посту, Геннадий Зюганов как кандидат стал точкой сборки для национально-консервативных сил, которые рассчитывали отвести страну от края пропасти. Олигархи, распробовавшие вкус грабежа в виде "приватизации", ставили на Ельцина и не гнушались любыми технологиями и приемами. В это время страна была близка к очередному разгону правительства, а власти перетягивали на свою сторону армию, чтобы устоять любой ценой.


В начале 2016 г., в преддверии парламентской кампании, историк Михаил Чистый начал публикацию серии статей на сайте московского горкома КПРФ о том, как олигархи и власть боролись с коммунистами. В первых публикациях речь шла о том, как Ельцин принимал решение с 5%-ным рейтингом пойти на выборы и какой фон сопутствовал этому – разросшаяся коррупция, идущая вовсю грабительская приватизация, война в Чечне, гиперинфляция, задержки пенсий и зарплат бюджетникам на многие месяцы, а то и годы.

Очередная порция материалов посвящена ходу кампании и тем характерным моментам, которые сопровождали первые полноценные президентские выборы. Автор напоминает инцидент, который уже довольно позабыт, но мог сыграть серьезную роль в условиях 1996 года.

Речь идет о том, что коммунисты инициировали рассмотрение вопроса в рамках Госдумы о денонсации Беловежских соглашений и реинтеграции стран, входивших в СССР. Благодаря тому, что у КПРФ была по итогам выборов 1995 года в парламент самая большая фракция, а также довольно многочисленная армия "сочувствующих", постановление было принято. Однако буквально в считанные дни Борис Ельцин наложил на постановление вето и был просто в гневе. Как пишут коммунисты со ссылкой на мемуары главы МВД Анатолия Куликова и собственные мемуары Ельцина, реакция президента едва не привела к полномасштабному политическому кризису в стране. На полном серьезе Ельцин намеревался сделать то, что однажды ему сошло с рук – разогнать парламент "за превышение полномочий", а кроме того, запретить КПРФ.

"Они были готовы стрелять в людей на улицах". Еще раз о "демократических выборах" 1996-го

Подписание Беловежского соглашения

"Это широко известный факт, действительно была попытка денонсировать соглашение. Тогда все смеялись: "отмените вы Беловежское соглашение и что? Власть не в ваших руках, надо еще заставить выполнить это решение власти других республик, а у власти в России стоит антисоветчик Ельцин". Соответственно, к этому тогда серьезно не относились. Это воспринималось как предвыборный ход, все ждали выборов летом 1996 года. Очень многие считали, что коммунисты дадут бой на выборах, отберут власть. И игры, с денонсацией в том числе, воспринимались как подготовка к предвыборному бою. Ельцин не стал разгонять думу просто потому, что рейтинг его был низок на тот момент. Разгон думы обрушил бы его рейтинг еще"
, – отметил писатель Максим Калашников, бывший в то время правительственным журналистом "Российской газеты".

Тем не менее, общественный резонанс эта история вполне могла получить. Идея о запрете КПРФ в тех условиях тоже не выглядела чем-то фантастическим, однако не была приведена в исполнение, потому что в тот момент коммунисты были реальной оппозицией.

"Я хорошо помню, когда ельцинисты развернули открытую кампанию против компартии. Там генератором был Чубайс, Гайдар был, вся эта либеральная тусовка, они хотели приравнять компартию к фашистским партиям и запретить ее раз и навсегда. В сущности, это то, что на Украине сделали [после 2014 г.]. Но они не рискнули этого делать по одной простой причине. Слишком большая была поддержка компартии тогда в России. И они побоялись, что перегнут палку и вызовут ненужные волнения. Мы тогда уже имели ситуацию постмайданную, как в 2015 г. на Украине, когда хунта ельцинская захватила все рычаги, институты государства, как КГБ, МВД, армию, все были деморализованы, и выступить против консолидировано никто не мог. Все начали обогащаться. Ситуация была реально такая, что компартию могли запретить"
, – рассказал журналист, политолог Александр Жилин.

По мнению экспертов, Ельцин действительно мог разогнать парламент, однако, как пишут авторы, в результате долгих и жестких переговоров руководители силовых ведомств и его ближайшие соратники уговорили не идти на крайние меры. Между тем, по мнению Калашникова, у граждан к тому времени произошел своеобразный "надлом пассионарности", и никто на БТР с камнями бы уже не кидался.

Сделано этого не было, более того, спустя месяц в прессе появился примечательный документ, который до сих пор выглядит довольно странным – "Выйти из тупика", получивший название "Письмо тринадцати". В этом письме говорилось о том, что все политические силы должны найти компромисс, чтобы не допустить очередного раскола в стране. Подписанты предлагали признать роль коммунистов и договориться всем политическим силам. Они упоминают и о постановлении о денонсации Беловежских соглашений, которое "нанесло урон государственности", но припомнили и неудачные действия в Чечне, которые "поставили под угрозу территориальную целостность". В целом, подписанты обращения, автором текста которого называют Сергея Кургиняна, предостерегают от исторического реваншизма, действий политиков в личную угоду, и предлагают вместе бороться за процветающую страну. Самое удивительное - это то, кто именно поставил свои подписи под письмом: Борис Березовский, Виктор Городилов, Владимир Гусинский, Александр Дондуков, Николай Михайлов, Сергей Муравленко, Леонид Невзлин, Алексей Николаев, Дмитрий Орлов, Владимир Потанин, Александр Смоленский, Михаил Фридман, Михаил Ходорковский.

Суть самого письма расценивалась как предложение при президенте Ельцине сформировать коалиционное правительство во главе с Зюгановым. Прораб перестройки Александр Яковлев очень оперативно ответил на письмо статьей в "Известиях", суть которой была в том, что все компромиссы с коммунистами плохо заканчиваются для не коммунистов. Очень быстро все стороны отказались от этого письма – и Зюганов, посчитавший его провокацией, и олигархи, и президент со своим окружением. Тем не менее, сама суть появления подобного "примирительного" текста от "акул капитализма", целиком ставящих на Ельцина, весьма примечательна.

"Тогда складывалась такая ситуация, как на весах, и для того, чтобы удержать ситуацию, хороши были все средства. Недавно Коломойский на Украине говорил: "обещаем все что угодно, вешать будем потом". Вот ровно так же Гусинский, Березовский и прочая нечисть готовы были обещать компромиссы, главное - удержать ситуацию, удержать Ельцина на Олимпе, а потом уже расправиться со всеми, что они в итоге и сделали", – поясняет особенности момента Жилин.

Отдельно нить современного повествования историков КПРФ уводит к вопросу "равных условий" для кандидатов в президенты, который тоже оказывается весьма характерным. По закону предвыборный бюджет кандидатов оценивался в $3 млн.

"Однако, по оценкам Службы безопасности президента России, на кампанию Ельцина было истрачено более $1 млрд. А данные вашингтонского мозгового треста "Центр по стратегическим и международным исследованиям" свидетельствуют о том, что более $2 млрд было затрачено на ельцинскую избирательную кампанию", – приводятся данные книги Пола Хлебникова "Крестный отец Кремля".

Определенная часть этих средств, по данным разных авторов, поступала и из-за рубежа. Кроме того, в этот момент поступил транш из МВФ на $10,2 млрд, который ждали около трех лет, иностранные компании получили подряд на изготовление рекламных роликов для кампании. Таким образом, говорят авторы расследования, это было "прямое вмешательство в наши внутренние дела со стороны США".

"Они были готовы стрелять в людей на улицах". Еще раз о "демократических выборах" 1996-го

"В распоряжении Ельцина был весь бюджет РФ. Он не такой, как у Путина, но был довольно большим, плюс разные фонды. Кроме того, Ельцин в руках имел телевидение, отмобилизованное в рамках кампании 1992-93 гг., он достаточно крепко держал его в руках. И больших внешних финансов ему не было нужно, по большому счету. Пропагандистский аппарат работал очень хорошо. А то, что там Запад подкинул кредит, это было нормально, потому что надо было "помочь человеку сбалансировать бюджет". Запад открыто ставил на Ельцина, это я тоже прекрасно помню. Его принимал Клинтон, сюда они приезжали, все демонстрировали, что "Ельцин – наш партнер". Была очень четкая поддержка", – соглашается Калашников.

К этому времени демонизация и мифотворчество в отношении коммунистической партии достигли своего апогея. Движение Валерии Новодворской распространяло листовки, в которых авторы открыто призывали к "восстанию свободных россиян против коммунистов - поработителей", в СМИ накручивались картины "красно-коричневого реванша", эскалации насилия и т. д. Руководитель службы безопасности президента Александр Коржаков в одном из интервью западному изданию заявил, что выборы нужно отложить на два года, потому что если Ельцин выиграет, то коммунисты выведут людей на улицы, а если проиграет, то "радикалы из окружения Зюганова не дадут ему вести умеренную политику и будут провоцировать конфликты". В другом издании появилось интервью генерала, который обещал выполнить приказ Ельцина "не пустить Зюганова в Кремль", даже в случае его победы на выборах.

"Они были готовы стрелять в людей на улицах". Еще раз о "демократических выборах" 1996-го

"Заявление Коржакова, дальше было еще заявление Грачева о том, что армия с президентом, я хорошо это помню. Это делалось с одной единственной целью. Они готовы были на самые крайние меры, вплоть до расстрелов людей на улицах. И им было очень важно постращать Запад, вот смотрите, начинается коммунистический реванш, если это произойдет, вам – крышка, мы – ядерная держава. Я хорошо помню, когда включили все телеканалы, которые уже контролировали олигархи, и весь этот визг, гвалт начался, что надо все сделать, чтобы реванш не произошел. Это была игра только для того, чтобы прикрыть возможные кровавые действия. Я подчеркиваю, они были готовы на все", – считает Александр Жилин.

Что интересно, вскоре после этих инцидентов Геннадий Зюганов пригласил Ельцина на теледебаты, чтобы в эфире центрального телеканала озвучить свои позиции без посредников. Как ни удивительно, Ельцин от дебатов отказался, чем, судя по всему, и создал политическую традицию на следующие минимум 10-15 лет, когда ни глава государства, ни лидеры партии власти не считали нужным дебатировать со своими оппонентами.

Исторический экскурс, организованный коммунистами, безусловно интересен, но спустя пять месяцев и полтора десятка статей, так и остается непонятным, к какому выводу люди должны прийти.

"Надо им, видимо, себя как-то оправдать, но после драки кулаками не машут. Тогда у них был ресурс, был минимальный организационный ресурс, бизнес определенный был на их стороне, генералы присматривались, можно было позволить себе рискнуть. У Зюганова был шанс. Даже при той громадной пропагандистской обработке, когда накануне выборов показывали по центральному каналу фильм "Чекист", где там трупы голые вывозят из подвалов грузовиками, даже при всем этом и при том, что Лебедь часть электората увел у Зюганова и потом отдал Ельцину, 52% достались Зюганову. Все равно Зюганов имел поддержку",
– резюмирует Максим Калашников.скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24

Автор: Сергей Табаринцев-Романов

Источник: "Накануне".

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.