Стратегический выбор Турции

Стратегический выбор ТурцииЗа последние несколько недель, ряд видных мировых лидеров обратились к Турции.
В конце ноября, например, вице-президент Джо Байден побывал в Турции, чтобы обсудить сотрудничество против исламского государства (IS) в Ираке и Сирии. За ним последовал с визитом президент России Владимир Путин. В этом месяце была очередь Фредерики Могэрини, новой главы внешней политики Европейского Союза. Ее визит совпал с визитами Президента Литвы Дали Грибаускайте, премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона и премьер-министра Италии Маттео Ренци, который также занимает пост президента Европейского Совета.

Очевидно, что Турция пользуется большим спросом, но в какую сторону на самом деле пойдет Турция: на Восток или на Запад. Восток представляет мир с акцентом на суверенную демократию, государственный капитализм, авторитаризм, популизм и рост религиозно фанатичного национализма, в отличие от Запада, традиционно связанного с либеральной демократией и рынком, основывающихся на верховенстве закона, прозрачности и подотчетности. Здесь Россия Путина предлагает хорошее приближение Востока по сравнению с трансатлантическим сообществом, которое представляет Запад. Важное значение будет иметь поддержание темпов визитов членов трансатлантического сообщества и согласованность их с делами по оживлению отношений Турции с Западом, особенно экономических связей.
Неудивительно, что Турция пользуется большим спросом. Она в центре региона, находящегося в состоянии хронических потрясений.. Через Черное море Россия Путина захватила Крым и продолжает дестабилизировать восточную Украину. Кроме того, Россия продолжает сохранять замороженные конфликты на постсоветском пространстве в Приднестровье в Молдове, в Абхазии и Южной Осетии в Грузии и в Нагорном Карабахе в Азербайджане.

Тем не менее, главная проблема для Турции нестабильность в Ираке и Сирии. Количество беженцев в Турции быстро приближается к двум миллионам и не видно, что умеренная оппозиция возьмет верх и заменить Башара аль-Асада в Дамаске. Вместо этого, появление IS еще больше усугубило ситуацию и привело к тому, что Турции изображается в западных СМИ как ключевой игрок в усилиях "расшатать и, в конечном счете победить", а так же как «третий лишний» в этих усилиях. Последнее изображение часто базируется частично на нежелании Турции поддержать курдское сопротивление нападению IS на курдский город Кобэни, расположенный на сирийско-турецкой границе. Некоторые зашли так далеко, что обвиняют Турцию в прямой помощи.

Необходимость улучшения отношений с Турцией и лучшая координация борьба занесла Байдена в Турцию. Визит последовал за глубокими политическими разногласиями между США и Турцией из-за борьбы с IS. США подчеркнул непосредственную угрозу от IS и необходимость для Турции оказывать большую поддержку в их военном разгроме. Со своей стороны, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган настаивал на необходимости создания бесполетных зоны вдоль турецкой границы, чтобы увеличить давление на Асада и вызвать смену режима.

Эти различия свели двусторонние отношения на новый минимум, когда Байден публично заявил, что Эрдоган в частной беседе признал провальную политику Турции в Сирии. Это замечание вызвало шквал опровержений и призывов к извинению от турецкой стороны. Тем не менее, угроза со стороны ИС и рост нестабильности на Ближнем Востоке вызвала более прагматичный подход с обеих сторон, что было выделено Байденом, когда он заявил: "Нам нужна Турция. И я думаю, Турция также считает, что им нужны мы". Время покажет, смогут ли его выступление претворить в жизнь, и смогут ли эти два союзника преодолеть свои разногласия и достичь большего стратегического сотрудничества.

Визит президента России Владимира Путина в Турцию произошел через неделю после отъезда Байдена, на фоне минимизации турецкой критики Путина из-за Крыма и Украины. Такой ответ очень озадачивает, особенно потому, что "территориальная целостность" уже давно священный принцип турецкой политической культуры. Турецких граждан уже давно предупреждали о заговорах, угрожающих территориальной целостности и единству Турции. Молчание Турции все более загадочно, учитывая, наличие значительного татарского меньшинство в Крыму с близкими этническими, историческими и религиозными связями в Турции. Гораздо больше бросается в глаза ситуация в Сирии, где Россия и Турция проводят диаметрально противоположную политику: Путин неумолим в своей поддержке аль-Асада, в то время как Эрдоган ярый противник и рассматривает любые попытки пойти на компромисс с ним, как предательство.

Молчание Турции по Крыму происходит, скорее всего, в немалой степени благодаря ее крупной зависимости от российской энергии, особенно природного газа. Перспективы российского газа, вместе с возможностью России прервать газовые и нефтяные потоки через Южный Кавказ, четко в большой степени оказывают влияние на позиции Турции в отношении России. Кроме того, Турция имеет огромный торговый дефицит с Россией и может только частично его сбалансировать доходами от российского туризма в Турцию и турецких компаний, ведущих бизнес в России. Таким образом поддержание хороших отношений с Россией стало экономическим необходимым условием для Турции.

Много можно сказать о стиле руководства Путина и его антизападной риторики, которая вызывает любовь к нему Эрдогана и, в некоторой степени, турецкой общественности. Одно пикантное проявление этого произошло в предыдущую встречу между этими двумя лидерами в Санкт-Петербурге в ноябре 2013 года Во время пресс-конференции, в ответ на комментарий Путина, что “у Турции [был] большой опыт на переговорах с ЕС”, Эрдоган сказал, “Вы правы. Пятьдесят лет нелегкого опыта. Разрешите нам вступить в Шанхайскую организацию сотрудничества и спасите нас от этой беды".

Очевидно, что Путин умно эксплуатирует обиды Турции. Например, после недавних экономических санкций ЕС в отношении России, Путин предложил Эрдогану возможность большего экспорта в Россию, что позволило ему смягчить воздействие санкций на потребительские товары, одновременно разжигая аппетит турецких предприятий, которые потеряли рынки на Ближнем Востоке. Это сопровождалось обещанием заменить отмененный проект газопровода Южный поток на альтернативный для транспортировки газа в Европу через Турцию. Как видно, Путин пытается увести Турцию от Запада и увеличить ее зависимость от России.

Именно на этом фоне визит Могерини становится стратегически важным. Проблемные отношения Турции с ЕС зашли в тупик на переговорах по вступлению. Технически, 33 главы, представленные законодательством ЕС, сводом законов и политики ЕС, для вступление Турции должны быть согласованы и закрыты. Хорватия, которая начала переговоры о вступлении вместе с Турцией в 2005 году, завершила их в конце 2011 года и стала полноправным членом ЕС в июле этого года. В случае Турции, восемь глав были приостановлены в декабре 2006 года со стороны ЕС, а еще девять глав блокируются Францией, Кипром, Германией и Австрией. Только летом прошлого года 14 глава была, наконец, открыта для переговоров после приостановки еще в 2010 году.

Тем не менее, хаос вокруг Турции толкает обе стороны ближе друг к другу. Этой осенью, обе стороны выразили желание возродить отношения. Перед своим визитом в Турцию, например, Могерини подчеркнула стратегическое значение ЕС-турецких отношений, а Йоханнес Кан, комиссар по вопросам политики соседства и расширения ЕС, подчеркнул решимость ЕС продолжить переговоры о вступлении Турции. Кроме того, документ ЕС октября 2014 года заявил, что “активные и заслуживающие доверия переговоры о присоединении послужат самой подходящей основой для использования всего потенциала ЕС-турецких отношений." Подобные настроения пришли из Анкары, когда Эрдоган объявил, что 2014 год станет годом, в котором ЕС и Турция возродят процесс присоединения. Впоследствии, министр по делам ЕС и главный переговорщик посол Волкан Бозкыр, объявил о "новой стратегии ЕС в отношении Турции" в Брюсселе в сентябре 2014 года, и подробно рассказал о мерах, которые необходимо предпринять для улучшения связи.

Экономические факторы и общественное мнение в Турции также благожелательно для улучшения отношений с Европейским Союзом. До 2013 года экономика Турции поддерживала устойчивый рост. С тех пор, однако, она столкнулась с множеством проблем и задач, в том числе общим спадом в странах с развивающейся экономикой во всем мире и региональной нестабильностью. Демократический регресс и ослабление власти закона также часто упоминаются как оказывающие негативное влияние на экономику Турции.

Сближение с Россией вряд ли исправит эти проблемы. Экспорт Турции в ЕС, почти в десять раз превышает его в Россию и почти 70 процентов прямых иностранных инвестиций в Турцию (ПИИ) приходит из стран ЕС. Визит Могерини происходит в то время, когда общественное мнение в Турции начала поворачиваться в пользу ЕС. Согласно «Трансатлантическим Тенденциям 2014», изданным немецким Маршальским Фондом, после снижения начиная с 2006 года, количество представителей турецкой общественности, которые положительно рассматривают членство, увеличилось на 8 процентов до 53 процентов с 2013 до 2014 года. Турецкая общественность чувствует, что экономические, политические и стратегические соображения дают совершенно ясно понять, что Турция должна повторно прикрепиться к трансатлантическому сообществу.

ЕС и США должны усилить эту тенденцию. Слова Могерини должны быть подкреплены действием. Таким образом, чрезвычайно важно, чтобы ЕС открыл ряд новых глав для переговоров. Турция выразила заинтересованность в открытии, по крайней мере трех глав, призывающих к внутренним политическим и экономическим реформам. В то время как членство Турции вряд ли произойдет в ближайшее время, сохранение надежного процесса имеет решающее значение. В то же время, важно выполнить рекомендации Всемирного банка по модернизации таможенного союза между ЕС и Турцией. Таможенный союз помог сделать Турцию 6-м крупнейшим торговым партнером ЕС и 16-ой по величине экономикой в мире. Существует также необходимость большего признания со стороны ЕС выгод от экономических отношений с Турцией, особенно в то время, когда экономика ЕС все еще изо всех сил пытается выйти из рецессии, и санкции против России неблагоприятно влияют на экспорт.

Стратегическое значение связей Турции с ЕС продолжает иметь большое значение, особенно в свете повышенного конкурса между Западом и Россией и глубокой нестабильностью на всем Ближнем Востоке. В 1995 году США играли ключевую роль в поддержке переговоров и подписании Турцией таможенного союза с ЕС, а также призвания к членству Турции в ЕС как средству для углубления трансатлантических отношений Турции.

США следует активизировать эти усилия. Кроме того, США должны изучить идею увеличения TTIP, чтобы включить Турцию или подписать двустороннее соглашение о свободной торговле с Турцией. Это поможет повторно привязать Турцию к трансатлантическому сообществу, увеличить деловые круги, заинтересованные в либеральных ценностях рынка, привязать Турцию к трансатлантической экономике, помочь в создании рабочих мест и увеличить стратегическое сотрудничество. В свою очередь более сильные и более глубокие отношения с Западом помогли бы возродить демократию и экономику Турции, а также ее мягкую власть в регионе. Это не обязательно означает, что отношения Турции с Востоком ослабнут. Отношения с Россией могут быть сохранены и даже расширены, но сделают Турцию неуязвимой для влияния России. Кроме того, на Ближнем Востоке Турции может вернуться в те дни, когда она воспринималась в качестве модели для региона, как экономически, так и политически.скачать dle 10.4фильмы и сериалы онлайн hdавтоматический обмен webmoney на приват24

Автор: Kemal Kirisci

Источник: The National Interest.

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.