Встаньте на его место

Встаньте на его место
Владимир Путин попадает под огонь резкой критики за границей за домашние репрессивные законы


Язык тела выдал Владимира Путина. В немецком телевизионном интервью он вовсе не был самим собой. Все раздражало его: спокойный, улыбающийся интервьюер, задающий ему вопросы о репрессиях против гражданского общества, гарнитуры, собственный персонал, не достаточно быстро нашедший документ. У него есть причины беспокоиться. Германия, крупнейший европейский торговый партнер России и ранее устойчивый политический союзник, превратилась в крупного критика. Г-н Путин, возможно, отнесся несерьезно к полуголым протестующим, которые омрачили его визит в Германию на этой неделе, но он, должно быть, был шокирован атакой канцлера Германии Ангелы Меркель на рейды Кремля на неправительственные организации, в том числе на два немецких фонда. "Путин не имеет запасных реальных союзников в Европе", говорит Михаил Дмитриев, президент Центра стратегических исследований, аналитического центра.

В Кремле надеялись, что его анти-американская политика не окажет никакого влияния на Европу, где политики и бизнесмены были слишком безвольными, жадными или отчаянно нуждались в газе, чтобы противостоять Путину. Но, как показала г-жа Меркель, европейское терпение имеет пределы. Кроме того, значение России как источника природного газа для Европы было подорвано распространением сланцевого газа.

Недавнее кипрское решение выдвинуло на первый план неспособность России влиять на решения, касающиеся ее финансовых интересов. Русские не только держат приблизительно €20 миллиардов в кипрских банках, но и часто используют Кипр в качестве концентратора для объединения деятельности (четверть иностранных инвестиций в России номинально поступают с острова). "Русские фирмы не могут соблюдать жесткие правила в континентальной Европе, и в Америке, и было бы трудно заменить Кипр в качестве оффшорного центра", говорит г-н Дмитриев. Проблемы, вызванные в российском бизнесе антизападной напыщенной речью г-на Путина, становятся более очевидными.

Так борьба внутри элиты продемонстрировала крушение Анатолия Сердюкова, бывшего министра обороны, участвующего скандалах по закупкам. Телевизионные сообщения об арестах чиновников второго эшелона замечены общественностью не как часть кампании по борьбе с коррупцией г-на Путина, но как подтверждение, что коррупция повсеместна. Экономика начинает тормозить, и доверие к Путину падает.

Недавний опрос общественного мнения показывает, что только 25% территории страны устраивает статус-кво. Большинство хотят больше демократии, но Путин отвечает более репрессивными мерами. Golos (Голос или Голосование), NGO, которое наблюдает за проведением выборов и положило конец подтасовке бюллетеней в 2011 и 2012 годах, преследуется по суду за то, что он не зарегистрировался как “иностранный агент”, занятый политической деятельностью.

Речь идет не о “закрытиях и запретах”, как настаивал в Германии г-н Путин. "Все, что мы просим их сделать, это зарегистрироваться». Но Арсений Рогинский, один из основателей Мемориала, одной из первых российских групп в области прав человека, отмечает, что целью нового закона является не извлечение информации, как утверждает г-н Путин, но желание унизить и изолировать НПО, назвав их "иностранными агентами", клеймо с намеком на сталинских "врагов народа". Для Мемориала, посвященного памяти о Сталинизме, такое определение невыносимо, говорит г-н Рогинский. “Это дело принципа."

Нападением Путина на «Голос» и другие неправительственные организации движет не простая мстительность, но и убеждение, что его проблемы являются результатом заговора иностранных правительств и их агентов. В картине Вселенной Кремля, ничего не происходит без плана. Это не сулит ничего хорошего не столько для НПО, которые привыкли работать под давлением, но для России в целом. Расправа с НПО, не решит причины растущего недовольства Путиным, а загонит его дальше в угол.

"Следующие год или два будут жесткими для нас", говорит Алексей Навальный, антикоррупционный блоггер с президентскими амбициями. Судебный процесс г-на Навального по весьма сомнительным обвинениям начинается 17 апреля. Он почти наверняка закончится убеждением, и, возможно, предложением, которое запрещает ему баллотироваться на любых выборах. Все же самая большая угроза власти г-на Путина не г-н Навальный и иже с ним, а его собственные действия.

Автор: Не указан

Источник: The Economist.

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.