Госдуме предложили выпустить Ходорковского

Госдуме предложили выпустить ХодорковскогоКоличество «Уполномоченных по правам» в России растет год от года. Сейчас у нас уполномоченные по правам человека (Владимир Лукин), ребенка (Павел Астахов), предпринимателя (Борис Титов) а так же студентов (Артем Хромов). Причем это еще не все: в скором времени появятся финансовый омбудсмен (точнее финансовый уполномоченный по правам потребителей услуг финансовых организаций) и уполномоченный по правам инвалидов.

Забавно, конечно, что детей, предпринимателей и инвалидов власть как бы людьми не считает — иначе зачем бы им свои уполномоченные, помимо того, который отвечает за соблюдение прав человека? Но вот власти посчитали, что им нужны свои омбудсмены. Что ж, нужны так нужны, спорить не станем. Предпринимателей с середины 2012 года защищает Борис Титов. Собственно, и сам пост этот был учрежден тогда же.

В отличие от просто человека и ребенка, предпринимателя нужно защищать, по большему счету, только от одной напасти — тюрьмы. Специфика деятельности у них такая, что часто именно этим «казенным домом» все и заканчивается.

Борис Титов предлагает Госдуме объявить амнистию бизнесменам, осужденным за экономические преступления, приурочив ее ко дню предпринимателя 26 мая, сообщает «Коммерсантъ».

Проект соответствующего постановления может быть внесен в Госдуму уже на будущей неделе. Титов считает, что амнистия послужит «сигналом для энергичных людей», способных обеспечить «стабильную растущую экономику». Нечего, дескать, им без толку томиться в узилищах, пускай засучивают рукава и принимаются за дело.

Эту идею Титов продвигает с тех самых пор, как президент назначил его на должность омбудсмена. Цена вопроса - 110 924 человека, отбывающих сейчас наказание за экономические преступления. Наверное, когда они выйдут на свободу, все вокруг расцветет и заколосится — при таком-то вбросе в экономику сил «энергичных людей». Да и бюджету станет полегче, не нужно будет тратиться на их содержание.

Члены экспертного совета при омбудсмене проработали процедуру амнистии и по их расчетам получилось, что простить надо 53 состава различных преступлений в сфере экономики, включая статьи Уголовного кодекса №159 («Мошенничество»), 160 («Присвоение или растрата») и 165 («Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием»). Самое интересное, что если все пройдет, как задумал Титов, то освободить надо будет и Михаила Ходорковского, осужденного по этим самым статьям.

При этом омбудсмен отдает себе отчет, что «амнистия осужденных предпринимателей в стране понравится далеко не всем». А «без нее сегодня нет возможности перевернуть страницу истории, написанную в «лихие» 90-е», пояснил он газете. Как раз тогда «правила игры были прописаны не в законах, а в понятиях».

Неужели остались еще предприниматели, томящиеся в заключении с 90-х годов? Вроде, так много за «экономику» не давали.

Но и новая эпоха принесла предпринимателям новые беды - уголовное преследование «по заказным делам» стало способом «отъема собственности». Лишь за 2009-2012 годы, по данным Бориса Титова, «не менее 600 тыс. привлекались к уголовной ответственности, из них 110 924 человека осуждены». Во многих случаях предпринимателей привлекали к ответственности «без наличия пострадавших».

Последнее утверждение представляется сомнительным. Может ли быть осужден человек, если от его действий совсем никто не пострадал? Во всех историях с предпринимателями, какими бы безобидными они порой не выглядели со стороны, один пострадавший точно есть всегда — это государство. А ущерб называется не уплаченными налогами, так что, как говорил Глеб Жеглов «наказания без вины не бывает». И пусть кто-нибудь попробует доказать обратное.

Сегодня институт уполномоченного по правам предпринимателей в России получил право законодательной инициативы в сфере, относящейся к его компетенции - оно записано в законе, который в среду подписал президент Владимир Путин, сообщает «Газета ру».

Поскольку омбудсмен подотчетен главе государства, то ему он и должен писать жалобы на региональные законы, постановления и распоряжения правительства в случае их противоречия конституции, федеральным законам и указам президента же. Также он может жаловаться в само правительство – на министерские приказы, и губернаторам – на региональные акты.

Уполномоченный теперь может обращаться в суды с исками о защите предпринимателей или обжаловании решений госорганов (кроме прокуратуры, Следственного комитета и суда), посещать обвиняемых и осужденных бизнесменов в СИЗО и колониях, участвовать в выездных проверках предприятий. Предполагается, что такой же подход будет применяться к региональным омбудсменам: они уже существуют, но их работа регулируется региональным законодательством.

Но вернемся к амнистии. Ее предложено приурочить к 20-летию российской Конституции (12 декабря). Как заявил глава экспертного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Михаил Барщевский, «лучшего повода провести амнистию придумать нельзя. Тем более, что в президентство Владимира Путина еще не прошла ни одна амнистия, что исторически неправильно».

От наказания, по мысли ее инициаторов, следует освободить ветеранов Великой отечественной войны, ветераны боевых действий, пострадавшие при ядерных авариях, беременных, родителей детей до 14 лет, мужчин и женщин пенсионного возраста, инвалидов I и II групп.

Неужели ветераны ВОВ занимаются предпринимательством? Да и с беременными как-то не того: достаточно забеременеть от охранника — и свобода? Это все бы так хотели, даже мужчины.

Под амнистию должны попасть и ряд других категорий граждан: женщины, осужденные на срок до шести лет и отбывшие треть наказания, а также несовершеннолетние, осужденные на срок до шести лет и отбывшие не менее года. Но нельзя простить, по замыслу авторов документа, граждан, осужденных за насильственные и ряд других преступлений, в том числе за незаконное ведение предпринимательской деятельности.

Незаконное предпринимательство, если кто не знает, это когда на бумаге фирма есть, а в реальности — нет. То есть, она не зарегистрирована, налогов не платит и контролю не поддается, хотя имеет фирменные бланки, печать (фальшивую) и офис. Неужели это более тяжелое преступление, чем те, от которых предлагается освобождать?

Экспертный совет также хотел бы освобождения не только осужденных, но и подследственных или подсудимых по этим статьям. Амнистировать — так уж всех.

Охладить амнистиционный запал разработчиков способен лишь тот факт, что Дума крайне редко и неохотно пользуется своим правом прощать заключенных. Так, последнюю массовую амнистию она объявляла в 2005 году в связи с 60-летием Победы в Великой Отечественной войне. А перед 65-летием Победы в 2010 году думцы по инициативе 46 депутатов-единороссов также принялись готовить амнистию для более чем 300 тысяч заключенных, но после консультаций с Кремлем амнистию ограничились всего 200 прощенными.

Впрочем, председатель комитета ГД по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Игорь Руденский («Единая Россия») назвал инициативу интересной и предложил объединить ее с амнистией капитала. «За наименее тяжкие, может быть, наверное, и стоило бы освободить от ответственности предпринимателей», — сказал единоросс журналистам. В ЛДПР и КПРФ амнистию считают спорной, а в «Справедливой России» ее поддерживают, сказал агентству замруководителя фракции Михаил Емельянов.

Автор: Александр Романов

Источник: КМ.РУ.

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.