Что Грефу хорошо, то русскому – смерть

Что Грефу хорошо, то русскому – смерть Судя по всему, ситуация в российской экономике и валютно-финансовой сфере действительно становится близкой к критической - если высокопоставленные чиновники и руководители госкомпаний и госбанков чуть ли не каждый день начинают наперебой успокаивать население и обещать светлое будущее, значит, почва стала уходить и из-под их ног. На днях глава государственного Сбербанка Герман Греф "успокоил", что в России дефолта не будет. Имеет смысл привести его высказывание целиком.
"Дефолта точно не стоит бояться, потому что я не представляю, как можно объявить дефолт. У России одна из самых лучших в мире среди всех стран макроэкономических ситуаций. Наш государственный долг ниже 10% от ВВП, в ряде европейских стран — свыше 100%. Поэтому нам объявить дефолт — это невероятная ситуация", — сказал глава Сбербанка.

Заявление Германа Грефа, одного из самых видных российских либералов и преданных учеников Егора Гайдара, о том, что дефолта не будет и ситуация в российской экономике весьма позитивная, как никогда далеко от реальности. Да, действительно, с формальной точки зрения Греф прав - дефолт российской экономике не грозит.

Совокупный государственный долг правительства России не превышает 10% ВВП - 4 трлн руб. составляет внутренний госдолг и еще порядка 56,8 млрд долларов (т.е. приблизительно 1,846 трлн руб.) приходится на внешний долг государства. На фоне 100% ВВП в странах Еврозоны, 110% ВВП в США и 235% ВВП в Японии это выглядит сущими копейками. Однако Герман Греф, как и положено настоящему либералу, напрочь забыл упомянуть о том, что благодаря двадцатилетним усилиям либералов стремительно растет внешняя долговая нагрузка на так называемый квазигосударственный сектор экономики, который включает в себя, помимо органов государственной власти, принадлежащие государству более чем на 50% финансовые и нефинансовые организации.

Согласно официальным данным Центрального банка России, только за период с января 2012г. по апрель 2013г. внешняя задолженность государственного сектора (включая задолженность государственных компаний и госбанков перед иностранными кредиторами) подскочила на 58,1% – с 224,6 до 355 млрд долларов. При этом внешняя задолженность принадлежащих государству банков выросла на 70% (с 73,2 до 124,7 млрд долларов), тогда как совокупная задолженность госкомпаний перед иностранными банками выросла на 50,1% (с 102 до 153,1 млрд долларов). Однако даже в этом случае, т.е. в расширенном определении, задолженность государства не превышает 15,5 трлн руб. Принимая во внимание тот факт, что размер ВВП России в 2012г. составил порядка 63 трлн руб., получается, что совокупная долговая нагрузка государства не превышает 25% ВВП. Совершенно очевидно, что это не критическая величина и дефолт России в ближайшее время не грозит.

Однако ситуация качественно усугубляется неадекватностью самой существующей сегодня системы государственной власти, критической зависимостью экономики и бюджетной системы от внешнеэкономической конъюнктуры (прежде всего от цен на энергоносители и, как следствие, эмиссионной политики "печатных станков" в США, Японии и Европе), возрастающими коррупционными поборами, произволом монополий, отсутствием доступных финансовых ресурсов. В частности, Минфин и Центральный банк России в лучших традициях 1990-х годов продолжают изымать из отечественной экономики и финансовой системы якобы незаработанные "нефтедоллары", вывозят их за рубеж с целью накопления "подушки безопасности" и "борьбы с инфляцией", поддерживают искусственный дефицит денег и доступных долгосрочных инвестиционных ресурсов, заставляя российские компании и банки влезать в петлю внешних займов.

Согласно официальным оценкам всё того же Центрального банка РФ, только за последние полтора года – с января 2012г. по июль 2013г. – совокупный внешний долг всех субъектов российской экономики (органов государственной власти, Центрального банка, финансовых и нефинансовых организаций) вырос без малого на 160 млрд долларов (или на 30%) - с 541,9 до 703,8 млрд долларов. Это критический объем заимствований, который уже сегодня как минимум на 37% превышает размер международных резервов России (513,7 млрд долларов) и на 32% - внешнюю задолженность России накануне финансово-экономического кризиса 2008-2009гг. (540,8 млрд долларов).

Другими словами, российские компании и банки, вынужденные существовать в безвоздушном пространстве в состоянии перманентного дефицита денег и доступных кредитов (ставки по кредитам для малого и среднего бизнеса в несырьевой промышленности и за пределами торгово-посреднических операций превышают 20-23%, тогда как норма рентабельности в обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве не превышает 9-12%), искусственно загоняются в петлю внешних заимствований. В связи с тем, что государство размещают средства из "подушки безопасности" под 1,5-2%, а российские компании вынуждены занимать эти же средства, предварительно прокрученные в американской и европейской финансовой и бюджетной системе, под 8-10%, Россия ежегодно теряет как минимум 35-40 млрд долларов на "ножницах процентов".

Однако пространными рассуждениями о том, что "дефолта не будет", Герман Греф не ограничился. Вторая часть его пассажа относится к оценке ситуации в российской экономике – по мнению главы крупнейшего российского банка, принадлежащего Центральному Банку (не путать с государством), превратившемуся в филиал ФРС США и валютный обменник, "у России одна из самых лучших в мире среди всех стран макроэкономических ситуаций". Притом что "возможен рецидив кризисных явлений. Тяжелая ситуация в экономике Китая — падает по ростам, сложная ситуация в финансовом секторе в Китае. Возможно ухудшение ситуации, но я бы не стал ожидать провалов".

Крайне сложно понять, что конкретно подразумевает Герман Оскарович под "одной из самых лучших в мире макроэкономических ситуаций". Возможно, именно таким образом трактуется падением темпов роста российской экономики в три раза за последний год – с 4,8% в январе-мае 2012г. до 1,8% в аналогичном периоде 2013г. Возможно, таким образом именуется рост ВВП России в мае текущего года на близкие к статистической погрешности 1% - столь вялой экономической динамики в России не наблюдалось аж с конца кризисного 2009г.

Возможно, что под макроэкономической стабильностью и лучшими в мире макроэкономическими индикаторами Греф понимает падение темпов роста промышленного производства с 3,1% в первом полугодии 2012г. до едва отличимых от нуля 0,1%. Назвать эту статистическую фикцию и опечатку в отчётах Росстата "лучшей в мире макроэкономической ситуацией" может либо дилетант; либо человек, не имеющий совершенно никакого отношения к экономике и не отдающий себе отчет в том, что происходит в России; либо откровенный вредитель, пытающийся судорожно выдать желаемое за действительное и сделать хорошую мину при плохой игре.

Принимая во внимание немецкие корни Грефа, как никогда актуальной и точной становится старая русская поговорка, которая в современных реалиях звучит несколько иначе: "что немцу хорошо, то русскому смерть". Наверное, Герман Оскарович не имел ничего плохого и был искренен – просто для него, как и для подавляющего большинства сторонников псевдонаучной доктрины "рыночного фундаментализма", структурно-технологическая деградация российской экономики, упадок в несырьевой промышленности, загнивание наукоёмких производств, примитивизация производственных отношений, люмпенизация населения и превращение России в сырьевую колонию на самом деле являются благом и индикатором процветания России.

Автор: Владислав Жуковский

Источник: "Накануне".

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.