Созреют ли партийные фрукты?

Созреют ли партийные фрукты?
Либерализация партийного законодательства привела к созданию множества политических инициатив. Удивительно – сколько политически активных людей верят, что им под силу создать партию. И ведь сколько ни указывай на опыт 90-х, ничего не помогает. Тогда, как известно, тоже было много партий
Как и следовало ожидать, либерализация партийного законодательства привела к созданию множества политических инициатив, направленных на создание или воссоздание новых партий.

Поданы заявки от 68 оргкомитетов, что вызвало здоровый сарказм «электората». Про названия уж, вообще, не говорю – чего стоит одна только «Субтропическая Россия», которую многие сочли самым экзотическим «фруктом» на дереве российской многопартийности. В общем, намечается нечто вроде партийного «карнавала».
Причем, сразу же возникли конспирологические версии, согласно которым всё это делается специально. Дескать, всякую экзотическую мелочь «узаконят» для того, чтобы в ней «потерялись» серьезные политические силы. Ну, в выигрыше, якобы, окажется одна лишь «Единая Россия».

Тут, конечно, не надо торопиться с выводами. Еще неизвестно – сколько партий получат регистрацию. Одно дело, собрать 500 подписей, что, кстати, вовсе не так уж и просто, как кажется. Но ведь отказать могут и по другим мотивам. А уж попасть в избирательный бюллетень – еще более сложная задача. Так что, как говорится, будем посмотреть.

Однако, удивительно – сколько политически активных людей верят, что им под силу создать партию – не на бумаге, а в реальности. И ведь сколько ни указывай на опыт 90-х, ничего не помогает. Тогда, как известно, тоже было много партий, которые в большинстве своем получали где-то в районе от 0, 1 до 2 %.Но ведь хочется же – и верят.

У нас, вообще, верят в партии, не подвергая ни малейшему сомнению необходимость «классической», западной партийной системы. Не получилось ее создать в 1990е – так совершили укрупнение с целью образования нескольких тяжеловесов, чтобы, значит, всё серьёзно было. Однако же, получилось, мягко говоря, как-то не очень.

В принципе, если подумать, а что у нас за партии (имеются в виду влиятельные)? Как они сложились?
Начнём с «Единой России». Ну, ее давно уже называют «корпорацией крупного чиновничества». И что ни говори, а идеология ЕР выглядит предельно размытой, ее очень сложно отнести к известным направлениям – консерватизму или либерализму (не говоря уж о социализме и национализме).

Далее – КПРФ. Идеология вроде бы вполне определенная, но опять-таки много неясного – с одной стороны сохраняется апелляция к Марксу и Ленину, а с другой стороны налицо державничество. Ну, и социал-демократии хватает. Создана же она теми функционерами КПСС, которые были не согласны с итогами «перестройки». То есть, можно сказать, что сама КПРФ возникла из КПСС.

Об ЛДПР долго говорить не будем, политологи давно уже отметили, что там всё выстроено вокруг одного политика. И политик этот, заметим, начал свою политическую деятельность опять-таки во времена перестройки.

И, наконец, «Справедливая Россия». Идеология вроде бы определена четко – как социал-демократическая, но это самая программа не оставляет впечатления чего-то конкретного. История создания многим кажется какой-то «мутной», ибо возникла СР на базе «закошмаренной» «Родины», Партии пенсионеров и Российской партии жизни С. Миронова, которая в 2003 году получила 1, 8 % (в блоке с Партией возрождения России Г. Селезнёва). Комментировать, думается, даже не стоит.

Вот собственно и все. Но у нас на это смотрят гордо, как на российский вариант западной демократии. Или же с негодованием – требуя образования новых партий – опять-таки, чтобы «как на Западе». При этом мало кто задумывается, а как же возникли сами западные партии. У многих складывается такое впечатление, что существовали они там давно. Ан нет, не так уж и давно – массовые партии возникли только во второй половине 19 века. (Первой была Либеральная партия Великобритании.) До этого существовали разнообразные клубы, литературно-политические объединения и собрания аристократов. (Пример такой «клубной партии» – якобинцы.) Многие партии, как английские тори-консерваторы, выросли в результате долгой парламентской работы, образовавшись вначале как фракции.

То есть, со времени буржуазных революций 16-18 веков прошло очень много времени, прежде чем Европа оказалась готова к партиям. У нас же всё хотят сделать быстро-быстро, надеясь на копирование западных образцов. (Впрочем, такая картина наблюдается и в других сферах.) И, что характерно один раз уже попытались быстренько привить к российской березе западный фрукт – в 1917 году. В результате, все партии были ликвидированы одной партией, которая превратилась в государственную структуру. Хотя можно сказать, что и государственные структуры стали партийными – в любом случае вышло совсем не то, что на Западе. Так же получилось и в 1990-2000 годах. И опять ничему не научило – все хотят пройти западный путь в один-два прыжка. Слишком уж быстро хочется сладких яблочек с березки.

Спросят – так что же нам, запастись терпением и проделать именно долгий западный путь? А вот это совершенно ни к чему. И время другое, и люди не те. Да и разве не привел он в тупик сам Запад, где сегодня всё меньше и меньше доверяют партийным политиканам? Надо искать свои пути – и традиционные, и новаторские.

Александр Елисеев


Источник: "Русский Яппи".

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.