Не конец, а только начало: медленная фаза развития кризиса "разгонится" к середине года?

Не конец, а только начало: медленная фаза развития кризиса "разгонится" к середине года?Падение российской экономики продолжается. По обновленной информации Росстата, за первый квартал ВВП снизился на 1,9% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Несмотря на ускорение темпов спада: 1% в марте против 0,3% в феврале (уже по подсчетам Минэкономразвития РФ), "антикризисные" чиновники уверены, что экономика начнет расти в конце года. Причем без посторонней помощи: все меры господдержки по-прежнему сосредоточены на банках и отдельных компаниях, в то время как подстегнуть рост может только ориентир на национальные экономические интересы.
По предварительной оценке Росстата динамики ВВП за первый квартал текущего года, индекс его физического объема составил 98,1%.
Данные службы статистики более оптимистичны, чем цифры Минэкономразвития. Напомним, что ведомство оценило спад российского ВВП в 3,4% по сравнению с мартом 2014 г. Хотя детальный отчет Росстата не опубликован, можно предположить, что статисты зафиксируют кризис в тех же отраслях, что и экономисты: строительстве, обрабатывающих производствах, металлургии и машиностроении. Вице-премьер Правительства Игорь Шувалов, отвечающий за реализацию антикризисного плана, на днях напророчил строительной отрасли дешевую ипотеку, правда, только к 2018 г. и с приставкой "возможно". Действительно дешевая, а не под обещанные 7-8% годовых, ипотека могла бы подстегнуть затухающее промпроизводство, но в планах чиновников - вновь выделить сотни миллионов банкам "на кредитование промышленности". При этом, даже премьер Дмитрий Медведев на совещании, где обсуждались способы очередной докапитализации банков, сказал, что не знает, сколько денег в действительности дошло до заемщиков.

Экономическая статистика, похоже, не зафиксировала притока денег в реальный сектор.
По данным Минэкономразвития, в первом квартале промышленное производство сократилось на 0,4% к соответствующему периоду 2014 г., и на 0,6% в марте, что вызвано снижением обрабатывающих производств на 1,6%. В минус ушло швейное производство (-19,4%), издательская и полиграфическая деятельность (-16,8%), производство транспортных средств и оборудования (-13,5%), машин и оборудования (-8,8%), электрооборудования (в том числе электронного и оптического) (-6,3%), металлургическое производство и производство готовых металлических изделий (-2,7%).

"Низкая конкурентоспособность отдельных видов продукции отечественного сельскохозяйственного машиностроения, а также сокращение инвестиций в основной капитал в промышленности способствовали в первом квартале 2015 г. относительно первого квартала 2014 г. снижению объема производства машин и оборудования для сельского и лесного хозяйства на 13,2%, в частности, объем производства тракторов для сельского и лесного хозяйства в указанном периоде сократился на 38,2%, комбайнов зерноуборочных - на 23,4%", - говорится в отчете Минэкономразвития.

При этом сельское хозяйство - единственная, за исключением добычи полезных ископаемых, отрасль, которая в 2015 г. демонстрирует рост – на 0,3% за март (исключая сезонность). Аграриям выделены субсидии на обновление парка машин, а машиностроительные предприятия, которые занимаются, в том числе, и сельхозтехникой, должны стать участниками антикризисной и антисанкционной программы импортозамещения. Но, учитывая остановку конвейеров на заводах, можно предположить, что миллиарды, направленные в банки, не дошли до тех, кому они были адресованы.

Меры, заявленные Правительством, как антикризисные, на самом деле, таковыми не являются, уверен руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Василий Колташов. Экономике нужна крупномасштабная программа, способная загрузить промышленность на годы вперед, а импортозамещение в том виде, в котором его хотят провести, к такой программе отношения не имеет.

"Импортозамещение должно опираться на спрос, оно не может произойти само по себе. Нужно увеличить спрос и потребление, сделать так, чтобы люди начали покупать и приобретать товары, чтобы их материальное благополучие увеличилось. Для этого есть один верный способ - строительство доступного для россиян жилья, которое они могли бы приобретать под низкий процент в обход ростовщических банков. Запускать программу нужно именно в обход банков, потом они могут быть подключены к процессу. И важно, чтобы после не было ситуации, когда банки направят деньги ЦБ не на кредитование населения, а на валютные спекуляции. Сейчас они в сто раз выгоднее любого импортозамещения. Зачем поддерживать реальный сектор, пока есть такой фантастический источник доходов, как спекуляции?

Российская экономика является открытой и незащищенной , поэтому у нас произошло замещение импорта импортом [из других стран]. Почему? Потому что государство считает, что импортозамещение должно происходить неким анархическим образом, само собой, достаточно создать льготы. Льготы есть, а процесс не идет. Во-первых, нет спроса, во-вторых, государство не отобрало [у банкиров] более интересный инструмент – валютные спекуляции"сказал Колташов.

1,9% спада – это не конец, а только начало, вторая волна кризиса будет вновь связана с сокращениями работников и закрытиями предприятий, уверяет Колташов, опровергая слова Шувалова. Вице-премьер на совещании в Доме правительства заявил, что расти экономика будет уже в конце 2015 г., и кризис в действительности оказался не таким страшным, как ожидалось:
"То, что мы видели, например, как возможные сценарии в октябре, ноябре и декабре, - худшие сценарии не реализовались. Нельзя сказать, что у нас все здорово, экономика в сложном состоянии, но такого кризисного состояния, в отношении которого мы отрабатывали все мероприятия нашего антикризисного плана и рассматривали увеличение финансирования, такой ситуации сейчас нет".

Раз нет кризиса, то и финансирования не будет? Напомним, что аудиторы Счетной палаты РФ рассказали о неполном исполнении антикризисного плана: аграриям из запланированных 50 млрд руб. выделено 32,6 млрд руб., или 65,2%, программы импортозамещения в сельском хозяйстве и промышленности не профинансированы, нет мер по поддержке авиастроителей.

По мнению доктора экономических наук, директора Института проблем глобализации Михаила Делягина, заявления Шувалова основаны на том, что первоначальные прогнозы спада ВВП в 2,2% снижены на 0,3%. Однако даже статистическая погрешность больше, чем эта якобы положительная динамика.

"Бесспорно: экономический спад у нас начался. И предположения о том, что он завершится, официально не сопровождаются никакими указаниями на то, по каким причинам это произойдет. Я бы не стал им доверять. Российская экономика более жизнеспособна, чем казалось, и кризис, начавшийся в январе 2014 г. из-за неадекватных действий Банка России, развивается медленнее даже с учетом дешевой нефти и внешних санкций. Но он продолжает нарастать. В апреле мы имели улучшение ситуации на рынке труда, но это улучшение не переломило общий негатив. Антикризисные меры не сыграли никакой роли в этом процессе. Единственное, что у нас низкими темпами растет безработица, она выросла с 5,3% до 5,9%, потому что людей не увольняют, а переводят на сокращенную рабочую неделю. Но и здесь главную роль сыграл страх потерять специалистов, потому что система образования готовит "профессиональных безработных", а не специалистов", - поделился своим мнением Михаил Делягин.

Под предлогом борьбы с кризисом и санкциями худел не только бюджет, но и Фонд национального благосостояния. Согласно данным Минфина о движении средств на счетах ФНБ, в 2015 г. 27 млрд руб. было выделено на покупку валютных облигаций "Ямала СПГ", 26 млрд руб. были размещены на депозите в ВТБ и 38,9 млрд руб. - "Газпромбанка", еще на 50 млрд руб. докапитализировали РЖД, 57 млрд руб. получил "Атомэнергопром" на строительство АЭС в Финляндии. В декабре 2014 г. более 5 млрд руб. из ФНБ направили на проекты "Ростелекома", а ВТБ и "Газпромбанк" пополнили депозиты еще на 100 и 40 млрд руб. Напомним, что Правительство также одобрило выделение денег фонда под проекты "Роснефти".

Деньги не помогут стране или каким-то стратегическим отраслям экономики России справиться с кризисом, потому что эти меры направлены исключительно на то, чтобы удержать на плаву отдельные крупные корпорации. В связи с этим Василий Колташов предлагает вспомнить, чем такая политика кончилась для США:

"Мы постоянно видим, как Правительство помогает крупным российским компаниям. И политика эта напоминает действия президента США Гувера в начале Великой депрессии 1929-1931 гг. Он собрал всех представителей бизнеса и сказал: "я не хочу слышать слово кризис, просто скажите, кому и сколько нужно денег". То, что Правительство раздает деньги, не приводит к эффективной борьбе с кризисом. Через короткое время ситуация в экономике США ухудшилась и кризис достиг невероятной глубины, рост безработицы тогда был 22%. Надо учиться на ошибках".

По словам экономиста, сейчас в России тоже идет медленная фаза развития кризиса, разгонится он уже к середине года. Рынок труда вновь захлестнут сокращения, потому что производства не будут обеспечены спросом. Помимо этого, фиксируется отток капитала с рынка ценных бумаг и во время второй волны начнется сброс облигаций.

Понижение ставки ЦБ на несколько процентных пунктов или сотни миллиардов кредитов не помогут, а о более кардинальных мерах никто не ведет и речи. Сопредседатель Московского экономического форума, президент ассоциаций "Росагромаш" и "Новое содружество" Константин Бабкин отмечает, что причина кризиса кроется в действиях тех, кто сейчас якобы ведет с ним борьбу, но на самом деле не собирается менять губительную экономическую политику.

"Выступление Шувалова демонстрирует, что никаких выводов из кризиса Правительство не делает. Нет ничего удивительного в том, что деньги "бегут" из страны, снижается ВВП и отставание нашей экономики от стран-конкурентов увеличивается. Не надо опять поддерживать банки, у Правительства приоритеты оторваны от реальной жизни. Во главе угла должно стоять развитие реального сектора, несырьевой промышленности, сельского хозяйства. А банковскую сферу нужно рассматривать как инструмент, который, конечно, нужен, но только для того, чтобы достичь реальную цель. В деньгах нуждаются не банкиры, а инвесторы и производители"

Снижение налогов, обратный ход налогового маневра в нефтяной отрасли, который сейчас нацелен на удорожание энергоресурсов для внутреннего потребителя, дешевые кредиты – такой комплекс мер позволит исправить системные ошибки в экономической политике, считает Бабкин.

Тот факт, что экономическая модель изжила себя, когорта чиновников не увидела в 2011 г., когда нефть подорожала на 40%, а экономический рост не ускорился. Не хочет она этого замечать и сейчас. Впрочем, от второй волны кризиса бегать поздно, в один голос говорят экономисты. Но верное распределение сил и ресурсов позволит сделать так, что она не накроет с головой всех жителей страны.

"Все консервативные механизмы мы уже использовать не можем. Такие легкие "препараты", как удешевление кредитов, могли помочь в 2011-2012 гг. Если бы мы тогда увеличили денежную массу усилиями ЦБ и создавали спрос на товары отечественного производства, то мы бы имели растущую экономику. Но мы действовали по принципу: чем меньше вырастем, тем меньше упадем. Только такого закона в экономике нет, и падаем мы теперь сильно, и продолжим падать в следующем году. Но кризис можно победить через кардинальную смену антикризисной госполитики. Она должна заключаться в том, чтобы не препятствовать спаду, а запустить рост. У нас все меры, которые принимаются, направлены в лучшем случае на то, чтобы помешать спаду экономики: компенсировать потери компаниям, уменьшить падение спроса на ипотеку. Все это только сдерживает процесс, который ускорится в конце 2015 г.", - резюмирует Колташов.

Автор: Алена Ласкутова

Источник: "Накануне".

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.